Субъекты уголовного процесса

4

1. Понятие и классификация субъектов уголовного процесса.
·……………6
1.1. Понятие субъектов уголовного процесса……………………………………
·..6
1.2.Классификация субъектов уголовного процесса…………………………..
·11
1.3. История формирования состава субъектов уголовного процесса…….14

2. Участники уголовного процесса со стороны обвинения
·
·
·
·
·
·.18
2.1. Прокурор и следователь
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·..18
2.2. Процессуальное положение начальника следственного отдела и лиц, производящих дознание
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·24
2.3. Потерпевший, гражданский истец и их представители
·
·
·
·
·
·
·28

3. Участники уголовного процесса со стороны защиты
·
·
·
·
·
·
·.32

Заключение
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·..
·
·
·
·
·
·
·38
Библиография
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·..
·
·
·40

Приложение 1
Приложение 2
Введение
Актуальность темы должна исходить из ее значимости для уголовного процесса. Данная тема является необходимостью осмысления правового положения субъектов процесса в связи с принятием нового УПК. Настоящая работа посвящена анализу, классификации и роли субъектов уголовного процесса. Возможно предположить два варианта разработки настоящей темы. Первый и наиболее предпочтительный – это путь анализа роли субъектов уголовного процесса, как составляющей общего массива науки уголовного права с использованием метода движения от общего (теории права в целом) к частному (конкретному лицу или группе лиц и их месту в уголовном процессе). Другой путь предполагает изучение самого субъекта уголовного процесса, его роли, месту и практической деятельности. Этот путь позволяет заострить внимание на практической деятельности государства, общественных организаций, представителей и прочих субъектов уголовного процесса. Исходя из результатов анализа этой деятельности, появляется возможность изменения уголовного и уголовно-процессуального закона и совершенствования науки уголовного права путем движения от частного (личности, субъекта) к целому (совокупности общественных отношений связанных с уголовным правом). Этот способ рассмотрения темы настоящей работы весьма привлекателен и интересен, но в целом недостаточно научен, ввиду необходимости избытка практического материала и неизбежности субъективной оценки автором всей совокупности вопросов вытекающих из разработки темы.
Проблемам данной темы посвящены такие ученые как: Гуценко К.Ф., Ларин А.М., Лупинская П.А., Савицкий В.М., Страгович М.С., однако в связи с принятием нового УПК возникла необходимость переосмысления существующих ранее, а также осмысление новых проблем, к их числу можно отнести:
уточнение определения субъектов уголовного процесса;
определение их процессуального предложения.
В связи с этим на защиту выносятся следующие положения:
необходимость процессуального положения прокурора в уголовном процессе;
необходимость процессуального положения начальника следственного отдела в уголовном процессе
Разработка настоящей темы представляет особый интерес в свете законодательства. Изменению правового статуса некоторых проходящей реформы уголовно-процессуального субъектов уголовного процесса посвящены некоторые части последних параграфов настоящей работы.
Большое внимание отводится роли субъектов уголовного процесса на стадии дознания и предварительного следствия. Первая глава работы посвящена понятию и классификации субъектов уголовного процесса отводится. Более подробное рассмотрение структурных элементов настоящей работы дано в ее заключении. Там же изложены основные выводы сделанные автором по каждому структурному элементу и в целом по работе. Во второй глава данной работы отображается суд, как субъект уголовного процесса. Участники уголовного процесса со стороны обвинения описывается в третьей главе. Глава четвертая посвящена участникам процесса со стороны защиты.

1. Понятие и классификация субъектов уголовного процесса
1.1 Понятие субъектов уголовного процесса

Подходя к анализу понятия субъектов уголовного процесса следует достаточно четко уяснить саму сущность уголовного правоотношения и понятия уголовного правоотношения. В целом это соответствует стремлению автора настоящей работы к вычленению частного из общего массива науки уголовного права.
Всякие общественные отношения реальны лишь постольку, поскольку их участники совершают определенные действия; процессуальные отношения ничем не отличаются от других правовых отношений, хотя содержание процессуальных действий специфично. Иначе говоря, составные элементы любого правоотношения едины, хотя их содержание различно. Для понимания сущности сказанного следует обратить внимание на отличительные особенности, допустим, некоторых следственных действий и их последующего процессуального оформления. Содержание определенного действия, по факту различно, но примерно одинаково по форме  .
В процессуальном отношении, пожалуй, ярче выражена чисто внешняя сторона их правовой сущности. Субъекты уголовно-процессуального отношения являются таковыми лишь потому, что это предусмотрено правом. Они совершают действия лишь постольку, поскольку это предусмотрено уголовно-процессуальным кодексом, определившим границы их должного или возможного поведения. Такая обусловленность действий правовыми рамками в равной степени относится как к государственным органам и их представителям, так и к гражданам.
Тот факт, что действие в уголовном процессе может выступать и как форма жизни правоотношения, и как средство его реализации, и как юридический факт, порождающий иные правоотношения, не ставит его вне правоотношения, над ним или рядом с ним, а лишь подчеркивает динамическую и системную сущность уголовно-процессуальных отношений.
Конечно, поскольку в деятельности (действиях) участников процесса выражается качественная сущность правоотношения, внешне действия выступают довольно ярко, но это отнюдь не означает, что процессуальная деятельность может быть вынесена за пределы урегулированных правом общественных отношений.
Сказанное, однако, не лишает возможности признать, что действие, будучи основным содержанием регулируемого общественного отношения, представляет собой главный элемент правоотношения. Поэтому есть основания согласиться с тем, что отношение не находится где-то вне или над действующими людьми, но обретает свою реальность в определенных действиях людей, что общественные отношения, являющиеся предметом правового регулирования, во всех случаях и исключительно являются отношениями действующих людей.
Таким образом, уголовно-процессуальные отношения можно определить, как, регламентируемые нормами уголовно-процессуального права отношения устанавливающие определенные права и соответствующие им обязанности участвующих в процессе государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и отдельных граждан.
Только уяснив сущность уголовно-процессуального отношения, автор настоящей работы счел целесообразным перейти к анализу самого понятия субъектов уголовного процесса.
Субъекты – необходимый элемент каждого правоотношения (как и вообще любого общественного отношения). Уголовно-процессуальным отношениям на разных стадиях уголовного процесса присущ различный круг субъектов.
Нельзя согласиться с утверждением, что между участниками уголовных материальных и процессуальных отношений нет разницы. Несмотря на то, что в качестве обвиняемых, как правило, привлекаются лица, действительно совершившие преступление, материальные и процессуальные правоотношения отождествлять нельзя .
Также невозможно полностью согласиться с утверждением, что субъект уголовно-процессуальных отношений может и не совпасть с субъектом уголовного правоотношения, так как в результате ошибки, допущенной органами осуществляющими предварительное расследование и судом, может быть заподозрено, привлечено к ответственности и даже осуждено невиновное лицо.
Из сказанного вытекает, что если подозрение оказалось обоснованным, предъявленное обвинение подтвердилось, а обвиняемый затем осужден, то субъекты материальных и процессуальных отношений совпадут. В действительности разница между субъектами правоотношения есть, и притом весьма существенная. Во-первых, в уголовно-процессуальных отношениях государство не выступает в качестве субъекта правоотношения, от имени государства выступает его орган (суд, следователь, орган дознания, прокурор и др.). Во-вторых, в уголовно-процессуальных отношениях нет преступника (лицо, действительно совершившее преступление), а есть подсудимый, обвиняемый, подозреваемый. В-третьих, помимо основных (центральных) субъектов правоотношений (представитель государства и обвиняемый) существует множество других, которые вступают в различные процессуальные отношения.
Совершая преступление, лицо нарушает запреты, установленные государством, и тем самым у него возникают обязанности перед государством, законы которого оно нарушило. Поэтому государство (и только государство) является субъектом уголовного материального правоотношения. Но государство как субъект права и правоотношения не может реализовать свои права (и обязанности) по отношению к преступнику иначе как через уголовно-процессуальные правоотношения. В силу этого объект материального Правоотношения реализуется через объект процессуальных отношений. Аналогичный процесс трансформации происходит с субъектом правоотношения. Как отмечает А. Ф. Кони – когда в отношения с обвиняемым
·вместо
· государства вступает его представитель, происходит не
·уточнение
· органа государства, а
·опосредствование
· одного субъекта другим, вызванное
·рождением
· уголовно-процессуальных отношений.
Участники уголовно-процессуальных отношений различны по своей правовой природе, как различна их роль в сфере уголовного судопроизводства, что в свою очередь определяет характер и объем их прав и обязанностей. Круг субъектов уголовно-процессуальных отношений значительно шире круга субъектов материальных правоотношений.
В силу публично-правового начала, присущего уголовному судопроизводству, специфической особенностью каждого уголовно-процессуального отношения является участие в нем представителя государственной власти (следователь, прокурор, суд). Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях невозможно развитие уголовного судопроизводства, достижение стоящих перед ним задач. Так, властные полномочия проявляются при применении мер процессуального принуждения, прекращении уголовного дела или его направлении в суд, принесении прокурором протеста на приговор, отмене постановления следователя и т. п.
На стадии предварительного расследования, носителями властных полномочий государства считаются лицо производящее дознание, прокурор, следователь, судья. На стадии судебного разбирательства судья, народные и присяжные заседатели и т. п.
Подробнее круг субъектов уголовного процесса на разных стадиях будет изложен во второй главе настоящей работы.
Следующий параграф работы посвящен классификации субъектов уголовного процесса. Автор предпочел разделить на структурные элементы (параграфы)
приятие и классификацию субъектов уголовного процесса для максимального раскрытия темы.

Классификация субъектов уголовного процесса

Органы государства, должностные лица, граждане, юридические лица, участвующие в процессе как носители определенных прав и обязанностей, являются субъектами уголовного процесса. Роль, назначение и цели участия их в процессе различны, что позволяет субъектов уголовного процесса разделить на определенные группы. В одну из них входят органы государства и должностные лица – суд (судья), прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания и лицо производящее дознание (дознаватель), которые осуществляют производство по делу, занимают в нем ведущее положение и отвечают за его правильный ход и исход. Только они применяют нормы права, меры процессуального принуждения в отношении тех или иных лиц, выносят решения о начале производства по делу, его направлении и разрешении дела по существу. Каждый из них действует в пределах своих полномочий, решает в процессе свои специальные задачи и использует для этого свои процессуальные средства.
Другую – образуют участники уголовного процесса – подозреваемый, обвиняемый, их защитники, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, которые:
1) отстаивают в деле охраняемый законом личный, защищаемый или представляемый интерес; 2) наделены широкими процессуальными правами (с возложением соответствующих обязанностей), позволяющими активно участвовать в процессе и влиять на движение и исход дела; 3) допускаются или привлекаются к участию в деле особым актом государственного органа (должностного лица).
Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик отстаивают в деле свои права и интересы, а защитник и представители – права и интересы подзащитных и представляемых.
Отмеченные выше признаки присущи исключительно указанным выше субъектам, названным в главе 3 УПК
·Участники процесса
·, что не позволяет под именем
·участник процесса
· объединять других субъектов уголовного судопроизводства. Понятие субъектов процесса и участников процесса соотносятся между собой как род и вид. Каждый участник процесса является его субъектом, но не каждый субъект является участником процесса.
В связи с тем , что вышел новый Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 22 декабря 2001 года и одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 года. В нем глава 7 УПК РФ имеет новое название
·Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты
·.
Третья группа объединяет лиц, которые вовлекаются в процесс для содействия органам государства (должностным лицам) в выполнении задач судопроизводства и гражданам в защите их прав. Это свидетель, эксперт, переводчик, понятые, секретарь судебного заседания.
В судебном разбирательстве могут участвовать представители профессионального союза или другого общественного объединения в качестве общественных обвинителей или защитников, представителей предприятий, учреждений и организаций, в которых учился или работал несовершеннолетний обвиняемый и т. д. Указанные представители доводят до суда мнение общественности относительно рассматриваемого дела и личности обвиняемого и этим содействуют суду в принятии справедливого решения.
В законе наряду с понятием
·участники процесса
· используется широкое понятие
·участвующие в деле лица
· (ст. 17, 58, 133, 134, 135, 275). Им охватываются все субъекты уголовного процесса, за исключением государственных органов и должностных лиц. Понятие
·участники судебного разбирательства
· (ст. 245 УПК РСФСР) охватывает обвинителя, подсудимого, защитника, а также потерпевшего гражданского истца, гражданского ответчика и их представителя, то есть субъектов с противоположными интересами являющихся в судебном разбирательстве сторонами. В УПК РФ, наряду с понятием
·Участники уголовного судопроизводства
· используется широкое понятия
·Участвующие в деле лица
· (18,162,169,170,269) в них охватываются все субъекты уголовного процесса за исключением государственных органов и должностных лиц. Понятия
·Участники судебного разбирательства
·(ст. 44 УПК РФ) В судебном заседании стороны пользуются равными правами, больше возможности на рассмотрении иных вопросов , возникающих в ходе судебного разбирательства.
Объединение под общим наименованием
·участники судебного разбирательства
· субъектов с противоположными интересами важно для того, чтобы подчеркнуть равенство их процессуальных прав в суде, их положение как равноправных перед судом сторон.
1.3 История формирования субъективного состава уголовного процесса.
История формирования уголовного процесса в России берет свое начало с древности и связана с изданием Русской правды. Но более четкое определение состава субъектов процесса было дано в Соборном Уложении царя Алексея Михайловича в 1649 году. В этом документе устанавливаются четкие правила судопроизводства и заложенный в нем тип процесса являющийся по большей части инквизиционным. Следует отметить появляющиеся в Уложении признаки состязательности.
В развитии феодального судопроизводства и процессуального права для первой половины XVII в. характерно сосуществование состязательного и инквизиционного процессов при явном преобладании второго над первым. Рост классовой борьбы и усиление абсолютистских черт монархии выдвигали на первый план розыскной инквизиционный процесс, как наиболее эффективное средство подавления народных выступлений и укрепления правопорядка и интересах господствующего класса. Вместе с тем существовало известное различие сфер применения того и другого процессов. Розыскной явно господствовал в политическом и уголовном судопроизводстве, а состязательный имел преобладание в делах гражданских. Однако при отсутствии достаточно определенного разграничения между уголовным и гражданским правом, уголовным и гражданским процессом указанное разделение сфер применения состязательного и розыскного процессов не следует абсолютизировать. Обычно споры по договорам купли-продажи, займа, поклажи, а также нанесение оскорблений, должностные преступления, убийства, учиненные не с целью грабежа, в том числе в ходе судебных разбирательств, рассматривались по правилам обвинительного процесса. Политические преступления и наиболее тяжкие уголовные (разбой, грабеж, татьба и сопряженные с ними убийства), а также крепостные дела о холопах, крестьянах, поместьях и вотчинах рассматривались с применением розыскного процесса.
Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм, регламентировавших организацию суда и процесса. Еще более определенно, чем в Судебниках, здесь происходила дифференциация на две формы процесса:
·суд
· и
·розыск
·.
Это в полной мере отражено в Уложении 1649 г. Вопросам судоустройства и судопроизводства посвящена в нем в Х глава
·
·О суде
·, самая большая, содержащая 287 статей. Правовые нормы даны в Х главе не по отраслям права, а по объектам правонарушений. Поэтому в одной и той же статье, а иногда и в группе соседних статей, посвященных одному и тому же вопросу, нормы материального и процессуального права, как уголовного, так и гражданского, сопряжены.
Другая важная особенность судопроизводства того времени
· отсутствие отделения суда от административных органов. Более того, следует подчеркнуть, что судебная функция была важнейшей задачей администрации; этим, надо полагать, и вызвано то, что судебные и процессуальные вопросы получили в законодательстве до Уложения и в Уложении детальную регламентацию.
Все судебные органы XVII в. делились на государственные, церковные и вотчинные. Таким образом, система судебных органов соответствовала системе органов государственной власти и управления. Уложение не касается вотчинного суда, хотя изымает из его ведения дела о татьбе и разбое и узаконивает некоторые нормы отношений феодалов с крестьянами и холопами.
Государственные судебные органы состояли из трех инстанций: 1) губные, земские учреждения, воеводы на местах, 2) приказы и 3) суд Боярской думы и царя. Суд полковых воевод и судей при них над воинскими людьми в период их службы и полках тоже был разновидностью государственного суда. Уложение, развивая установление Судебника 1550 г., провозглашало:
·Суд государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии, судити бояром и околничим и думным людем и диаком, и всяким приказным людом, и судьям…
· (X, I). Здесь в форме перечисления чинов и должностей названы все категории лиц государственного аппарата, причастные к судопроизводству.
Важнейшим центральным судебным звеном были приказы, среди которых имелись судебные (судные, четвертные приказы) и приказы со специальной подсудностью (Земский, Поместный, Разбойный, Холопий).
Высшей судебной и апелляционной инстанцией в отношении приказов были Боярская дума и царь:
·А спорные дела, которых в приказех зачем вершити будет не мощно, взносити из приказов в доклад к государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) всея Русии, и к его государевым боярам и околничим и думным людем
· (X, 2). В данной статье, возможно, заключена другая мысль – приказы могли быть некомпетентны в рассмотрении некоторых дел, относящихся к компетенции царя и Боярской думы. Аналогичная ситуация предусмотрена и в отношении местного суда в лице воеводы или губного старосты. Не будучи в состоянии решить судебное дело, они обязаны отправить его в Москву, в приказ, и одновременно выслать поручные записи на истца и ответчика о их явке в суд. В противном случае с них взыскивались проести, волокиты и судебные пошлины (X, 13 0,131).
Уложение регламентировало порядок работы судей прежде всего в приказах и на местах. В приказах обычно было несколько судей. Во главе некоторых приказов стоял боярин, или окольничий, или думный человек
·с товарищи
· человека три-четыре. Уложение предписывало решать судебные дела коллегиально (
·всем вопче
·). При отсутствии кого-либо по болезни или по другой уважительной причине остальные судьи решали дела самостоятельно (X, 23). За злостное уклонение от явки в приказ
·многие дни
· судья повергался наказанию,
·что государь укажет
· (X, 24). По воскресеньям, крупным церковным праздникам и в дни тезоименитств в приказах никаких дел не рассматривала, кроме
·самых нужных государственных дел
· (X, 25). Судебное решение считалось окончательным и могло подлежать пересмотру только в порядке апелляции в высшую инстанцию. Поэтому добавлять какие-либо документы к судному списку – новые свидетельские показания и т.п.
· после судопроизводства не допускалось. Предписывалось судьям
·после суда сроим вымыслом в судном деле никому по дружбе или по недружбе… ничего неприбавливати, ни убавливати…
· (X, 21, 22). Вслед за Судебником 1550 г. закон предусматривал возможность судебной ошибки, когда судья
·Просудится… без хитрости
·. Если это подтверждалось, то в отношении судьи определялось то взыскание, которое
·государь укажет
·, а дело передавалось на рассмотрение
·всем боярам
· (X, 10). Уложению допускало отвод судей сторонами по мотивам родства или пристрастного отношения к одной из тяжущихся сторон, но не иначе как до судебного процесса. Такие жалобы после суда во внимание не принимались (X, 3,4).
Судебное делопроизводство в приказах, как и всякое другое, бежало на дьяках и подьячих.
·А судные дела в йриказех записывати подьячим
·. Запрещались при этом исправления (черненье, скребление) и вписывание между строк. Подьячий был обязан положить дело
·на стол к вершению вскоре
·. После судебного решения стороны
·прикладывали руки
· к записям. Затем подьячий переписывал дело набело, а дьяк, сверив беловой экземпляр скреплял его своей подписью. Черновой экземпляр тоже сохранялся
·впредь для спору
·. Запрещалось показывать судное дело сторонам и выносить из приказа. Если подьячий делал это, норовя какой-либо из сторон, дело от него отбиралось и передавалось другому подьячему (X, II, 13) . Подьячие вели в приказах и книги записи судебных дел и сбора судебных пошлин с точным обозначением даты слушания дела. Книги скреплялись подписями дьяков (X, 128, 129) . Такое делопроизводство применялось для менее важных уголовных и гражданских дел, которые рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. суда, при активном участии сторон. К гражданским делам такого рода относились исковые дела вызванные нарушением условий договоров мены, купли-продажи, займа, поклажи-сделки, не требовавшие утверждения крепостным порядком.
Гл. Х Уложения подробно описывает различные процедуры
·суда
·: процесс распадался на собственно суд и
·вершение
·, т. е. вынесение приговора, решения. Сторонами в процессе могли быть все: монахи, холопы, несовершеннолетние, не могут искать люди, обвиненные в крамоле и
·составе
· и в клятвопреступлении, а также дети на родителей.
Взаимное отношение сторон до суда (вызов) определяется договором; но в заключение договора власть вмешивается гораздо решительнее, чем в древнерусском процессе. Отношения устанавливаются посредством
·челобитной
·,
·приставной памяти
· и
·срочной
·: первая определяет границы спорного права, вторая
· к какому судье идти; третья определяет срок явки.