Предмет и метод правового регулирования

Содержание

Введение 3

1. Предмет правового регулирования 5
2. Метод правового регулирования. Соотношение предмета и метода правового регулирования 10
3. Предмет регулирования отдельных правовых институтов и отраслей права 18

Заключение 22

Список литературы 24

Введение

Мы живем в стране, где право является особым и главным государственным регулятором общественных отношений. Опираясь на право, действуя в соответствии с правом, и не противореча ему, в условиях цивилизации достигается такая организованность общества, при которой реализуется демократия, экономическая свобода личности.
Наличие правового регулирования просто необходимо для обеспечивания и гарантирования в нормативном порядке свободы в обществе. Правовое регулирование
· это явление, необходимость которого возникает из ряда предпосылок, например таких как, утверждение справедливости, создание оптимальных условий для преимущественного действия в обществе экономических и духовных факторов. Отсутствие же эффективного механизма правового регулирования порождает произвол, своеволие в общественной жизни и жизни людей.
Определяя привлекательность данной темы, следует выделить, что именно механизм правового регулирования является двигателем права, справедливости и законности.
Предмет правового регулирования – совокупность общественных отношений, регулируемых нормами права. Каждая отрасль права имеет свой предмет правового регулирования – соответствующие общественные отношения, предмет правового регулирования является основным критерием разграничения отраслей права. Метод правового регулирования – совокупность способов, которыми право регулирует общественные отношения людей. Метод правового регулирования является дополнительным основанием разграничения права на отрасли. Для императивного метода характерны подчинение, запрещение и обязывание (императивные нормы, см. также вопрос 10), для диспозитивного метода – равноправие сторон, дозволение, возможность выбора варианта поведения (диспозитивные нормы). Императивный метод правового регулирования характерен для публично-правовых отраслей, таких, как конституционное, уголовное, административное право. Диспозитивный метод правового регулирования характерен для частно-правовых отраслей, в первую очередь для гражданского права.
Таким образом, целью представленной курсовой работы является изучение предмета и метода правового регулирования.

Предмет правового регулирования

Основанием деления права на отрасли является предмет регулирования, т. е. тот или иной вид однородных общественных отношений. Речь шла об определенном типе отношений, об их сущности, о том, что является общим для их разнообразных внешних проявлений в их эмпирическом существовании. Такими, например, существенными отношениями были признаны имущественные отношения как предмет гражданского права независимо от того, в каких именно конкретных формах они проявляются. Равным образом властно-организационные отношения в сфере государственного управления большинством авторов были признаны предметом административного права.
Что же касается определения и содержания метода правового регулирования, то единства мнений о природе этого метода и его связи с предметом регулирования достигнуто не было. Одни считали, что метод правового регулирования определяется особенностями предмета и потому является производным, дополнительным (вторичным) классификационным критерием разграничения отраслей права. Отсюда делался вывод, что каждая отрасль права имеет единый, присущий ей метод.
Другие же, считавшие, что предмет является единственным основанием разграничения отраслей права, полагали, что в продолах данного вида общественных отношений могут применяться различные методы правового регулирования. Поэтому согласно этой точке зрения метод правового регулирования не может служить основанием разделения права на отрасли и быть использован в качестве добавочного критерия. Иначе говоря, метод регулирования понимался как правовой инструмент, не связанный органически с определенным видом отношений, регулируемых данной отраслью права.
Но в дискуссии о системе права, проведенной в 50-х годах, прозвучали и иные ноты. Так, по мнению В. Ф. Мешеры, надо было отказаться от попыток обнаружить критерий разграничения отраслей права в предмете регулирования. Он предложил разделить право на отрасли в соответствии с природой юридических санкций (уголовных, административных, гражданско-правовых), т. е. признать, что существуют три основные отрасли права
· уголовное, административное, гражданское право. Но поскольку свойства общественных отношений, отмечал далее В. Ф. Мешера, выражаются и в гипотезах, и в диспозициях правовых норм, постольку нельзя ограничиться указанным основным разделением права на три области. Надо учесть разнообразные факторы
· политические, экономические, исторические
· и признать существование многочисленных комплексных отраслей права. К их числу следует отнести семейное, трудовое, финансовое, морское, воздушное, земельное и многие другие отрасли права.
В подкрепление этой позиции В. Ф. Мешера сослался на высказанные еще в 1947 году соображения В. К. Райхера, который выразил сомнение в том, что система права может быть выражена в категориях лишь одного классификационного «измерения». «Не следовало бы,
· писал В. К. Райхер,
· признать существования двух типов отраслей единой системы права, построенной по критерию предмета правового регулирования: основных и комплексных отраслей права?». Исходя из этого двухмерного критерия, В. К. Райхер признал, что, например, страховое право
· это комплексная отрасль права, имеющая своим предметом общественные отношения, возникающие в связи со страхованием, хотя эти отношения различны по своему характеру, неоднородны и поэтому одновременно могут относиться к различным отраслям права.
Однако и авторы, руководствовавшиеся предметным признаком, понимаемым как однородность регулируемых отраслью права отношений, признавали, что при наличии органической связи элементов одной отрасли права с элементами другой отрасли (например, связи административно-правовых и гражданско-правовых норм) надо отдать предпочтение той отрасли, в которой преобладает один из этих элементов.
Участники дискуссии о системе права не пришли к единому мнению по поводу места трудового, семейного, финансового и земельного права в этой системе. Некоторые авторы, исходя из единства предметного критерия и метода, отрицали самостоятельность ряда указанных отраслей права.
В 1957 году отрицал самостоятельность семейного, финансового и земельного права как отраслей права и С. С. Алексеев. Первое, как он считал, часть гражданского права, второе и третье
· подотрасли административною права.
Обзор важнейших положений, обсужденных в процессе дискуссии о системе права, имеет не только историческое значение. Положительные итоги этой дискуссии несомненны, общепризнанны. Во-первых, она позволила углубить понимание предмета правового регулирования различных отраслей права. Во-вторых, был поставлен и обсужден вопрос о методе правового регулирования, о соотношении его с предметом каждой отрасли права. В-третьих, был затронут важный вопрос о соотношении системы права и системы законодательства. Наряду с характеристиками системы законодательства как явления субъективного порядка, но связанного с системой права, рассматриваемой как объективное явление, прозвучали утверждения о том, что и система законодательства отражает или должна отражать объективные свойства системы права.
Исходя из диалектики объективного и субъективного, из их характеристики как взаимопроникающих сторон одного и того же явления, Ю. С. Васильев и М. П. Евтеев признали, что все правовые системы складываются под влиянием как объективных, так и субъективных факторов. Что же касается системы законодательства, то она основывается на единстве предмета регулирования с интересом, стремлением государства (законодателя) к определенным практическим результатам путем использования различных юридических средств воздействия. Следовательно, сфера (отрасль) законодательства отличается, во-первых, особым предметом регулирования; во-вторых, она предполагает комбинацию различных методов правового регулирования. Далее следует утверждение, что предметом регулирования сферы (отрасли) законодательства является определенный вид общественной деятельности, а не вид общественных отношений, составляющих предмет отрасли права.
В дальнейшем большинством авторов разделяется мнение, что семейное, земельное и финансовое право
· самостоятельные отрасли права. С. С. Алексеев не только признал теперь самостоятельность земельного и финансового права, в чем ранее сомневался, но и охарактеризовал их в качестве основных, но специальных отраслей права. Эти отрасли, отмечает он, сформировались на базе профилирующих (традиционных) отраслей, какими, по его мнению, равно как и по мнению большинства авторов, писавших о системе права, являются государственное, административное, гражданское, уголовное право. К основным, но не профилирующим относят и процессуальные отрасли права.
К комплексным (специализированным) отраслям права С. С. Алексеев ныне относит морское, воздушное, железнодорожное, речное, горное, лесное, судоустройственное, прокурорское, банковское, страховое право. Формирование этой группы отраслей права, утверждает он, сопряжено с обособлением комплекса областей законодательства, внешним выражением чего является наличие обособленных нормативных актов. Более того, согласно мнению С. С. Алексеева, происходит образование и комплексных интегрированных отраслей права, вбирающих в себя как основные, так и комплексные (специализированные) отрасли, например природоресурсового и природоохранительного права, а также судебного права.

2. Метод правового регулирования. Соотношение предмета и метода правового регулирования

Характеристика метода стала более содержательной. Под методом некоторыми авторами понимается своеобразие и взаимозависимость всех юридических средств и способов воздействия на поведение участников отношений, регулируемых данной отраслью права (положение субъектов
· их равноправие или подчиненность, юридические факты, особенности мер принуждения к исполнению обязанностей, особенности осуществления субъективных прав и т. д.), отражающих специфику данного вида отношений. Метод характеризуется как многоэлементное явление, сгусток всех юридических особенностей отрасли права.
Однако те сторонники единства предмета и метода, которые признают существование комплексных отраслей права, испытывают значительные затруднения при определении специфики метода, характерного для комплексной отрасли. Выход из этого затруднения С. С. Алексеев находит в том, что в комплексных отраслях возникает удвоение структуры права: нормы и институты основных отраслей права, по его выражению, получают «двойную прописку»
· в основной и в комплексной отрасли. Но главное состоит в том, по его мнению, что этим разнородным по содержанию и методам нормам «свойственно и предметное единство, и некоторое юридическое своеобразие
· известные общие принципы и положения, некоторые специфические приемы регулирования (например, в морском праве, в страховом праве и др.)». К сожалению, утверждение относительно появления общих принципов, положений и специфических приемов регулирования, например в морском и страховом праве, не было подкреплено автором достаточными доказательствами.
Правильная оценка соотношения предмета и метода правового регулирования позволит отграничить отрасль права, которая, как мы полагаем, не может быть комплексной, от комплексной отрасли законодательства.
Как теория, так и практика правового регулирования свидетельствуют, на наш взгляд, о том, что единство предмета и метода регулирования является правильным классификационным признаком распределения норм права по отраслям. Верно также и то, что своеобразие метода не сводится лишь к какому-либо одному его свойству или признаку (равенство сторон в гражданском правоотношении, подчиненность одной стороны другой в административном правоотношении и т. д.).
В философской литературе метод определяют как способ воспроизведения в мышлении изучаемого предмета, как отражение объективных законов самой действительности. Познанные закономерности
· это объективная сторона метода, возникшие на их основе приемы исследования и преобразования явлений
· субъективная его сторона. Поэтому с внешней стороны на поверхности научный метод как бы противопоставляется объекту.
Метод правового регулирования различных общественных отношений, т. с. приемы и способы воздействия на поведение их участников, нельзя отрывать от познания сущности этих отношений, ибо применение метода, но свойственного их природе, не приведет к желательному результату, более того, причинит лишь вред. Следовательно, методы правового регулирования должны сообразовываться с особенностями природы различных общественных отношений, познанных путем применения научных методов.
В правовом регулировании общественных отношений на практике проверяется соответствие или несоответствие метода регулирования предмету. Метод должен быть отражением структуры, своеобразия данного вида отношений и вместе с тем использоваться как инструмент, средство, прием их укрепления, развития, преобразования.
По мнению В. Д. Сорокина, содержащиеся в нормах права веления, дозволения и запреты
· это методы правового регулирования, характеризующие систему права в целом как единый предмет регулирования. В. Д. Сорокин считает, что каждый из названных им методов является доминирующим для целой группы социальных связей, составляющих предмет нескольких отраслей права (например, дозволение
· для гражданского, трудового, семейного, предписание
· для административного, финансового, запрет
· для уголовного). Это верно, но надо учесть и то, что веления, дозволения и запреты
· это не только методы (средства) правового регулирования. Они составляют и самое содержание правового регулирования. Это содержание выражено в правах и обязанностях, предусмотренных в норме как в мере, масштабе поведения. Это права и обязанности, закрепляющие возможное или должное поведение.
Веление и дозволение зачастую сочетаются, но решающим в одних случаях является веление, в других
· дозволение, в третьих
· запрет. Но надо иметь в виду, что веление не только содержится в императивной, но подразумевается и в диспозитивной норме. Если лица, установившие между собой правоотношение, не определили по своей инициативе прав и обязанностей, без которых правоотношение не может быть реализовано, вступает в действие диспозитивная норма, как правило, обязательная для сторон в правоотношении. Запрет
· оборотная сторона веления. Запрет обязывает тех, кому он адресован, воздерживаться от определенных (запрещенных) действий, т. е. запрет также является велением. Веления, дозволения, запреты суть содержание диспозиций правовых норм; эти компоненты диспозиции обнаруживаются в различных сочетаниях, прямо или косвенно как при централизованном, так и при децентрализованном регулировании общественных отношений.
Всякое поведение, имеющее юридическое значение, протекает в определенных рамках, границах, закрепляется в нормах права как в мере, масштабе поведения, поддерживаемых принудительной силой государства. Без предписания, дозволения, запрета нет правовой нормы, определяющей рамки поведения тех, кому она адресована. Поэтому указанные методы
· лишь проявление действия правовой нормы, суть которой
· определенная мера должного или возможного поведения.