Наследственное право в Римском частном

Введение
Универсальное преемство mortis causa
Наследственная масса (hereditas)
Порядок наследования по ins civile
Защита наследственных прав
Наследование по преторскому праву (bonorum possessio)
Наследование по закону (successio legitima)
Наследование по завещанию (successio testamentaria)
Заключение
Задача
Список литературы
Введение
Наследственное право регулирует судьбу правоотношений субъекта после его смерти. Центральным понятием этой отрасли права является преемство (successio) правовой ситуации другого лица
· de cuius (от выражения: “is de cuius hereditate agitur”
· “тот, чье наследство является предметом судебного разбирательства”) в результате его смерти (mortis causa). Различаются универсальное преемство (successio per universitatem, in universum ius), когда на стороне нового лица воспроизводится юридическая ситуация предшественника как таковая, и сингулярное (successio singularis, in singulas res), когда субъект преемства воспринимает лишь отдельные права, прежде принадлежавшие другому лицу.
Феномен преемства выявляется не только при актах mortis causa, но и inter vivos. Универсальными преемниками считаются супруг (или его домовладыка) в отношении супруги in manu, усыновитель в отношении усыновленного лица sui iuris (в результате adrogatio), bonorum emptor в отношении лица, чье имущество подверглось bonorum venditio (GaL, 3,77 sqq). Эффект универсального преемства при venditio bonorum обеспечивается преторскими средствами и выявляется, таким образом, в плане ius honorarium. Преемство в результате conventio in manum и adrogatio происходит в плане ius civile, но не является собственно универсальным, поскольку долговые обязательства супруги или усыновленного прекращаются вместе с capitis deminutio minima и не переходят на главу их новой familia (GaL, 3,83
· 84). Как сингулярное преемство inter vivos может быть представлена любая ситуация производного приобретения.
Универсальным преемством mortis causa являются hereditas
· наследование по ius civile и bonorum possessio
· наследование по ius honorarium. Гипотезами сингулярного преемства mortis causa следует считать отказ по завещанию (legatum) и фидеикомисс (fideicom-missum)
· приказ наследодателя наследнику по завещанию передать наследственную массу третьему лицу (restitutio hereditatis). Период, когда фидеикомисс был способом универсального преемства, длился недолго (после принятия SC Trebellianum в 56 г. н. э. и до принятия SC Pegasianum в 75 г. н. э.) и не противоречит квалификации этого института как successio singular-is, поскольку переход долговых обязательств покойного на фидеикомиссария обеспечивался искусственным позитивно-правовым вмешательством. Различение в предмете наследственного права универсального и сингулярного преемства определяет структуру дальнейшего изложения.
Универсальное преемство mortis causa
Наследственная масса (hereditas)
Объектом универсального преемства mortis causa является юридическая ситуация de cuius во всей ее полноте: по наследству не переходят только строго личные требования из обязательств или правонарушений
· те, что защищены штрафными исками (actiones poenales). Этот совокупный объект частного права
· universitas, universum ius
· называется наследственной массой. Однако в римском праве эффект наследования был шире, чем переход прав и обязанностей покойного, и включал также те отношения, которые не могут быть предметом гражданского оборота, как sacra familiaris
· семейные святыни и отправление культа предков.
Это явление связано с той стадией в развитии римского права, когда преемство mortis causa было внутренним делом большой (агнатической) патриархальной семьи (familia) и лишь частично учитывалось позитивным правом гражданской общины (civitas). Объектом преемства была сама роль домовладыки, позиция которого в семейной структуре характеризуется через potestas и определяется через объект власти
· familia. Содержание преемства в патриархальной семье выражается как “familiam habere”
· овладение титулом pater familias (D. 50,16,192,2). Преемник становился субъектом potestas, то есть воспринимался во внесемейных отношениях как полноправный индивид (persona sui iuris). Статусный эффект преемства дополнялся имущественным аспектом (поскольку именно домовладыка почитался субъектом всех прав и обязанностей familia), а также
· неимущественным: на главу семейства ложился долг обеспечить дальнейшее существование семейства и заботиться о продолжении семейного культа (Cic., de leg., 2,8,19). Он преемствовал также главенство над семейным кладбищем, над клиентами своего предшественника
· все то, что доставалось ему от предков (Alf. D. 48,22,3).
По мере формализации полномочий домовладыки и концептуального оформления различных прав и обязанностей объект наследственного преемства начинает мыслиться как комплекс оборотного имущества и долговых обязательств наследодателя
· pecunia (или familia pecuniaque) или Ьопа, объединяющий как res corporales, так и res incorporates (D.50,16,83; 222). Обретение роли pater familias уже не было связано с наследованием в техническом смысле, хотя и происходило автоматически (ipso iure) среди ближайших нисходящих домовладыки именно в связи с его смертью.
Ulp., 46 ad ed., D. 50,16,195,2:
Et cum pater familias mori-tur, quotquot capita ei subiec-ta fuerint, singulas familias incipiunt habere: singuli enim patrum familiarum nomen subeunt. idemque eveniet et in eo out emancipatus est: nam et hie sui iuris effectus pro-priam familiam habet.
И когда умирает домовладыка, сколько бы ни было ему подчинено отдельных лиц, они начинают иметь отдельные семьи: ведь отдельные лииа получают титул домовладыки. То же происходит и в отношении того, кто зманципирован из семьи: ведь и он, став самовластным лицом, получает собственную семью.
Существенно, что субъекты, меняющие статус, принимаются во внимание как лица вне familia
· singuli, в соответствии с тем, что прежнее семейство распадается со смертью его главы. Ближайшие нисходящие домовладыки оказываются на верхней позиции по близости к предкам и обретают личную автономию, так что у каждого из них теперь признается наличие familia
· показателя нового статуса. Обретение квалификации pater familias происходит вне связи с прежним домовладыкой. Так, перемена статуса подвластными уподобляется перемене, происходящей с эманципированным, чья принадлежность к семейству утрачена: агнатический принцип игнорируется, и титул домовладыки, который теперь является лишь показателем полноправия в частноправовой сфере (persona sui iuris), предстает результатом выхода из familia, а не состояния в potestas, результатом личной независимости, которая признается непременным условием для обретения лицом полноты гражданской правоспособности.
Преемство неимущественных элементов семейного комплекса стало происходить помимо оборота наследственной массы и обеспечивалось вмешательством понтификов (в отношении sacra,
· Cic., de leg., 2,20,48
·49; Fest., p.424 L) или особыми нормами ius civile (как ius sepulchri
· право захоронений или ius patroni
· право патроната). Прежний синкретизм наследственного преемства подменяется комплексным характером successio in universum ius (lul. D.50,17,62; Gai. D.50,16,24) в оппозиции к объекту отказа по завещанию
· отдельным вещам, singulae res (Afr. D.50,16,208), и даже
· праву собственности на отдельные вещи (“singularum rerum dominium”,
· Pomp. D.29,2,37), поскольку совокупная правовая ситуация покойного (universum ius defuncti) включала и долговые обязательства. Древняя солидарность семейства, выражением которой был всеобъемлющий характер власти домовладыки и соответствующий ему синкретизм преемства, сказалась в том, что наследник отвечал по долгам наследодателя в полном объеме (in so-lidum), независимо от размеров актива наследственной массы (D.10,2,3; 37,1,1; 3 pr), так что наследство могло представлять собой одни невыгоды (“damnosa hereditas”,
· D.50,16,119).
Порядок наследования по ins civile
Универсальное преемство осуществляется (как по цивильному, так и по преторскому праву) либо по завещанию
· ex testamento, либо без него
· ab intestato (Gai., 2,99), а также (по преторскому праву) вопреки завещанию
· bonorum possessio contra tabulis.
Права наследников без завещания представляют собой правовое ожидание, имеющее значение для третьих лиц уже при жизни de cuius (наследодателя) и прежде всего
· для самого наследодателя, воля которого в распоряжении своим имуществом mortis causa связана правами таких наследников. Так, он не может обойти в завещании своих непосредственных подвластных (sui heredes). Право на наследование становится правовым требованием (приобретенным правом)
· ius successionis с момента открытия наследства м призвания наследника к наследованию.
Открытие наследства (delatio hereditatis)
· юридический факт, эффект которого состоит в возникновении у наследника возможности принять наследство. Возникает своеобразная юридическая ситуация, когда права de cuius лишены субъекта, но существует потенциальный преемник (heres), в пользу которого открылось наследство. Этимологически “hereditas” означает наличие квалификации “heres” (наследник), способность преемст-вовать. Таким образом, призвание к наследованию
· это один из необходимых аспектов открытия наследства. Если наследники по завещанию призываются к наследству под условием, то наследство считается открытым с момента реализации условия.
У лиц, обладающих преимущественным правом на наследование по ius civile,
· наследников из подвластных (sui heredes)
· права на наследование совпадают с обязанностью наследовать: они не могут отказаться от наследства и считаются необходимыми наследниками (heredes sui et necessarii,
· Gai., 2,156
·157). Необходимым наследником (heres necessarius,
· Gai., 2,153) является также раб, назначенный в завещании наследником и одновременно отпущенный на волю (manumissio testamento).
Наследство открывается в пользу определенных лиц, действия которых по принятию наследства (aditio hereditatis) приводят к тому, что права наследодателя обретают нового субъекта и ситуация наследования исчерпывается. Классические юристы именуют его “herea” для того, чтобы указать лицо, ответственное по долгам наследодателя, тогда как наследственных прав у него уже нет. В дальнейшем наследство может переходить к другим лицам, но это будет уже другое преемство другому лицу.
Если лицо, в пользу которого открылось наследство, умрет до его принятия, наследство становится вакантным. В случае сонаследо-вания вакантная доля отходила к другим наследникам (ius adcrescendi). Только в постклассическую эпоху было сделано исключение для случаев, когда наследник, не успевший принять наследство, умирал, не достигнув годовалого возраста. Тогда право принять наследство переходит к отцу младенца
· transmissio ex capite infantiae (трансмиссия наследства). При Феодосии II (С.6,52,1 а.450) был предусмотрен переход наследственных прав лица, назначенного наследником его восходящим и умершего до того, как было вскрыто завещание, к его нисходящим (ex iure sanguinis)
· transmissio Theodosiana. Наконец, Юстиниан (С.6,30,19 а.529) установил, что наследники лица, умершего, не успев принять наследство, могут принять его в течение года с того момента, как к нему поступило известие об открытии наследства в его пользу,
· transmissio lustinianea.
Право на принятие наследства можно было уступить другому лицу в форме процессуальной цессии
· in iure cessio hereditatis (Gal, 2,34
·37; 3,85
·87). Hereditas при этом отчуждается в качестве ius successionis (как субъективная юридическая ситуация), так что наследником (heres) становится приобретатель. Необходимые наследники и наследники, назначенные по завещанию, не имели права уступать hereditas для ее принятия. После принятия наследства in iure cessio hereditatis переносит только res corporales, входящие в наследственную массу, тогда как лицо, принявшее наследство, остается heres и отвечает по долгам наследодателя. Цессия требований и обязательств достигалась посредством процессуального представительства (Gai., 2,38). Уступать принятое наследство могли добровольные наследники ab intestato и посторонние для семейства наследодателя лица (extranei), назначенные наследниками по завещанию. Наследники из подвластных (sui heredes), по мнению сабинианцев (Gal, 2,35), не имели права цедировать hereditas даже после ее принятия.
Необходимые наследники (как по закону, так и по завещанию) преемствовали ipso iure
·- без специального акта принятия наследства (Gai., 2,157; Gai. D.38,16,14; Paul., Sent., 4,8,5), так что преемство происходило без hereditas и право собственности de cuius просто продолжалось в лице преемника (“continuatio dominii”,
· Paul D.28,2,11; Paul, Sent., 4,8,6; CoU., 16,3,6; 1.3,1,3). При наследовании посторонних, после открытия наследства hereditas (как объект) не принадлежит никому. Эту ситуацию prudentes называют “лежачее наследство” (hereditas iacens).
Пока наследство не принято, юридическая ситуация de cuius (ius defuncti) остается без субъекта, но продолжает участвовать в обороте. Так, раб, входящий в состав наследства (servus hereditarius), может получать исполнение по требованиям наследодателя, делать другие приобретения, увеличивая тем самым наследственную массу (D.28,5,31,1; 41,1,33,2), но может совершать и правонарушения, так что на стороне будущего преемника возникнет нок-сальная ответственность. Наследственные вещи могут также подвергаться повреждениям со стороны третьих лиц, в результате чего в составе наследственной массы возникнет требование ех delicto (Cels. D.9,2,13,2); возможно ведение дел наследства третьим лицом
· negotiorum gestio; наконец, в составе наследства могла быть идеальная доля на какую-либо вещь в общей собственности (cqmmunio incidens), так что в отношении ее продолжалось приобретение прав и обязанностей. По мнению Юлиана, получившему широкое признание, hereditas iacens воплощала лицо наследодателя
· persona defuncti (D.41,1,34).
Для того чтобы стать преемником (heres в смысле “dominus”), добровольный наследник должен был принять наследство. Aditio hereditatis осуществлялась либо посредством торжественного заявления о принятии
· cretio (Gai., 2,166), либо путем pro herede gestio
· поведения, выражающего намерение принять наследство. Если наследодатель специально не предписывал наследнику совершить cretio (обычно с указанием срока), то наследник имел свободный выбор между двумя формами (Gai., 2,167). Cretio выходит из употребления к концу классической эпохи и формально отменяется в 407 г. (С.6,30,17). Pro herede gerere отныне включает в себя заявление о принятии (1.2,19,7). Изначально действия в качестве наследника предполагали распорядительную активность, направленную на наследственные вещи, то есть демонстрацию полномочий, отличающих домовладыку. Древние (“antiqui”,
· Fest, p.88 L) понимали pro herede gerere как pro domino gerere (действовать в качестве господина). В этой интерпретации сказалось оригинальное значение heres как добровольного претендента на роль домовладыки, в отличие от преемника из подвластных, вступавшего на место домовладыки (successio in locum) без завещания (ab intestate) автоматически (ipso iure) в момент смерти de cuius. Наследники из подвластных первоначально наследовали независимо от своей воли.
Претор предоставил им beneficium abstinendi
· право воздержаться от невыгодного наследства (Gai., 2,158; Ulp., Reg., 22,24).