Российское предпринимательство

Российское предпринимательство

План
I Введение
II История становления российского предпринимательства
III Понятие предпринимательства в узком и широком смыслах
IV Особенности российского предпринимательства по сравнению с западным
V Заключение

Введение
Рыночная экономика основывается на предпринимательстве
· это истина, не требующая доказательства. Не требует дополнительных объяснений и что современное предпринимательство – сложная система, в основе которой лежит мелкий и средний бизнес. Как свидетельствует богатейший международный опыт, ни государственное регулирование, ни корпорации-гиганты особые политические режимы не сопоставимы с мелким и средним предпринимательством в деле обеспечения конкурентности рынка, защиты его от губных последствий монополизма, придания ему таких качеств, как гибко постоянное стремление к экспансии, восприимчивость к обновлению.
Как экономическая и социальная категория, мелкий и средний бизнес и остается основным проводником прогресса в промышленности. Сегодня является в развитых странах важнейшим двигателем революции научно-технической, а также в промышленной области, в сфере услуг, в аграрном секторе. Беспрецедентно значение мелкого производства в стимуляции и освоение технологических нововведений, доведении плодов научно-технического прогресса до конечного потребителя.
Трудно переоценить социальную и политическую функцию предпринимательства: именно эта среда воспроизвела и стала социально-экономической базой современных “средних слоев” – этого гаранта социальной стабильности, политической устойчивости развитых государств мира.
Мелкое предпринимательство в России сегодня актуально вдвойне. Это одно из непременных условий выхода из экономического кризиса, ослабления и преодоления социальной напряженности, быстрейшего перехода к рыночной экономике и, в качестве политического итога, укрепления демократии. Потенциал такого развития имеется, несмотря на целый ряд противодействующих факторов.

История становления российского предпринимательства
Становление частного предпринимательства в современной России началось в конце 80-х годов.
Однако, возрождающееся уже более 10 лет российское предпринимательство столкнулось с трудностями, причины которых необходимо подать и проанализировать, чтобы определить фазы развития предпринимательства, в первую очередь малого, индивидуального, семейного, коллективного, и решить стоящие перед ним задачи. Для этого важно разобраться с тем, что представляла собой предпринимательская деятельность в СССР (если таковая была).
Более чем 70-летняя история советского государства включала этапы использования возможностей частного и кооперативного предпринимательства, а также государственного капитализма. В прямой форме – это новая экономическая политика (весна 1921-1928 гг.), в косвенной – дискуссии в периоды 1963-1965 гг. и 1985-1987 гг., когда в стране широко обсуждали необходимость и характер предстоящих экономических реформ.
Предпринимавшиеся попытки реформации были исторически обусловлены. Поэтому надо соотнести их с прерванным революциями 1917 г. развитием России как особой евроазиатской цивилизации и великой державы.
Следует вспомнить о двух крупнейших реформациях XIX в., сыгравших решающую роль в оживлении и подъеме отечественного предпринимательства в сугубо крестьянской стране, в которой, как известно, немало предпринимателей – купцов, лесопромышленников, мануфактурщиков и др. – вышли из крестьянства. Речь идет об отмене в 1861 г. тормозившего прогресс в России крепостного права и о реформах С. Витте и его сподвижников на рубеже XIX- XX вв., которые заложили необходимый правовой и экономический фундамент стабилизации и подъема экономики России. Была создана финансовая и производственно-коммуникационная инфраструктура – банки, биржи, ярмарки, новые транспортные магистрали, заводы, фабрики, склады и т.п. Резко повысилась предпринимательская активность. Даже при самодержавии частная собственность давала быструю отдачу. На рубеже Х1Х-ХХ вв. и в первое десятилетие XX в. произошла ускоренная интеграция России в мировое капиталистическое хозяйство.
Весной 1921 г. с введением нэпа началось возрождение частного предпринимательства в рамках государственного капитализма. Глубокие корни частной собственности и способность рыночных механизмов (при должном правовом регулировании и экономической свободе) быстро восстанавливаться дали положительные результаты: рост производства в сельском хозяйстве и промышленности; ускорение и увеличение товарооборота; обеспечение стимулов к высокопроизводительному труду; развитие финансовой системы. Были введены новая устойчивая валюта – золотой червонец, свобода частной торговли, воссозданы биржи, банки, синдикаты, акционерные общества внешней торговли и т.п.
Резкое свертывание частного предпринимательства, потребительской кооперации в городах произошло в годы “сталинских” пятилеток – индустриализации (1928-1932 гг.) и колхозного строительства (1933-1937 гг.).
Становление тоталитаризма и формирование командно-административной системы, жесткое нормирование потребления при нарастании дефицита, введение карточной системы сопровождались подавлением частного интереса. Потребительская кооперация была вытеснена в деревню.
Отдельные административные и экономические послабления государство сделало в послевоенный период (1946-1950 гг.). В процессе проведения денежно-финансовой и ценовой реформ (1947-1948 гг.) были постепенно отменены карточки, началось восстановление промышленности и промысловой кооперации, артелей, кустарничества, ремесленничества, отхожих промыслов, развитие потребительской кооперации.
За рамками жестких норм сохранились анклавы предпринимательских инициатив в торговле, общественном питании, сфере бытовых услуг, малом строительстве в Москве, республиках Закавказья, Средней Азии, на Дальнем Востоке. Развивались ремонт и пошив одежды, обуви, мелкое производство при городских рынках. Теневая, цеховая и “лагерная” экономики функционировали по своим законам, умело уходя от контроля административных органов.
Начавшаяся в стране оттепель в обществе, политике, культуре, экономике (после смерти И. Сталина и особенно после XX съезда партии в 1956 г.) характеризовалась ослаблением административных ограничений в деревне (колхозникам стали выдавать паспорта). Но в целом в проведении экономической политики не было последовательности. Неурожайные годы привели к нарастанию дефицита продуктов, повышению цен в 1961 г., “наезду” на личные подсобные хозяйства. Надежды на гражданские и экономические свободы в полной мере не оправдывались.
Реформы председателя Совмина СССР А. Косыгина и его команды (1965-1967 гг.) были связаны с попытками сделать более гибкими планирование и экономическое стимулирование (с оплатой за конечный результат) в промышленности и строительстве. Это были годы расцвета экономико-математического направления с использованием в основном в теории цен равновесия и других рыночных категорий.
Особо выделялась пятилетка 1966-1970 гг. как период высоких темпов экономического роста.
Новая система планирования и экономического стимулирования 1965-1967 гг. опиралась уже не на территориальный принцип управления, а на отраслевой при усилении централизации управления. Местные мелкие и малые формы хозяйствования, получившие поддержку в предшествующий период доминирования территориального принципа, в 1965-1975 гг. оказались “задвинутыми”. Отставание СССР в области менеджмента, компьютеризации, упущенные “зеленая” и отчасти технологическая революции, которые во многих капиталистических и развивающихся странах создали необходимые условия для новой фазы роста малого предпринимательства, вызывало беспокойство у части экономистов и советского руководства.
Попытки осуществить экономические реформы в Советском Союзе (А. Косыгиным, М. Горбачевым, Н. Рыжковым и др.) оказались тщетными не только из-за отсутствия правовой и политической базы. Главное не в том, что без приватизации собственности, без глубокой реформы в сельском хозяйстве (и сопряженных с ним отраслях) практически невозможно провести трансформацию общественной системы и экономики.
Напомним постулат, воспроизведенный еще в XVIII в. физиократами: “Земля – мать богатства, труд – его отец”. При этом нельзя забывать базовое положение А. Смита о трех основных первичных рыночных факторах производства: земле, труде и капитале. Внимание к этим проблемам неслучайно. Возрождение предпринимательства в годы перестройки, особенно в 1992 г., началось с “конца” – конечной фазы воспроизводственного процесса – с торговли, сферы услуг. Сельское хозяйство и другие сопряженные с ним отрасли были забыты. Быстрорастущие же банковские и торговые капиталы (скорее, спекулятивные) не стали источником инвестиций для производства.
С приходом нового партийного руководства во главе с М. Горбачевым в 1985 г. наряду с общим оживлением в жизни общества (“гласностью”, “плюрализмом” и т.п.) перестройка началась с попыток найти новые подходы к преобразованиям в экономике, отягощенной крайне неэффективной структурой, непомерными расходами на ВПК в ущерб АПК и социальной сфере. А ведь именно в этих секторах должны преобладать малые и средние предприятия.
В ряде союзных республик (в основном прибалтийских), краев (Краснодарский и др.) и областей (Московская, Тульская и др.) начались экономические эксперименты с целью поиска гибких форм хозяйствования: освоение мелкосерийного производства по заказам торговых организаций; введение договорных цен и ассортиментных концепций; открытие производителями фирменных магазинов для изучения спроса; создание хозрасчетных цехов (малых производств) на средних и крупных предприятиях. В ходе этих экспериментов встал вопрос об арендных отношениях и новой роли кооперативов.
Аренда явилась важной ступенью на пути образования кооперативов и других форм предпринимательства. Здесь большое значение имел закон 1987 г. “О госпредприятии (объединении)”. Вводимые в соответствии с ним формы хозяйственного расчета стимулировали освоение гибких форм арендных отношений на небольших предприятиях местной промышленности и бытового обслуживания.
Пионерной же отраслью по распространению индивидуального и семейного арендного подрядов выступало бытовое обслуживание. Арендный подряд осваивали кафе, бары, небольшие торговые предприятия, бригады и фермы в сельском хозяйстве. Аренда, как впоследствии и Кооперативы, была необходимым шагом к разгосударствлению – подготовительному этапу системной приватизации. Отрабатываемые при аренде и в кооперативах принципы и механизмы окупаемости, возвратности, самоконтроля способствовали проявлению ответственности, нацеленности на конечный результат, рисковости. А именно эти черты органически свойственны малому предпринимательству.
Исключительно сложным было движение общественного сознания к правовому и гражданскому признанию частной собственности (как священного права гражданина в демократическом обществе). В мае 1987 г. вступил в действие закон “Об индивидуальной трудовой деятельности”. Этим законом снимались ограничения на занятия народно-художественными промыслами, ремесленничеством, кустарничеством, извозом, ремонтом и другими видами бытового обслуживания, надомным трудом; упрощалась регистрация индивидуалов; снижались налоги; повышалась ответственность за предоставленные декларации о доходах, получение патента и т.п. Быстрый рост занимающихся ИТД (с 429 тыс. человек в 1988 г. до 723 тыс. человек в 1989 г., или на 69%) показал значительный потенциал частного (индивидуального, семейного) предпринимательства, который в последующие годы, особенно после введения закона РФ “О государственной поддержке малого предпринимательства” (июнь 1995 г.), трансформировался в субъекты малых частных предпринимательств без образования юридического лица. Несмотря на преобладание консервативного восприятия, отношение к коммерсантам, предпринимателям в обществе постепенно менялось.
На благоприятные условия, созданные законом “О кооперации СССР” (1988 г.), среди новых малых форм хозяйствования быстрее всех отреагировали новые кооперативы.
Кооперативы несли в себе мощный заряд легализуемой предпринимательской активности и предельную для тех реальных условий гибкость в хозяйственной деятельности. Число кооперативов в строительстве, производстве товаров, массовом питании, бытовых услугах за 1988-1989 гг. возросло более чем в 10 раз, численность занятых в них – в 10 раз, объемы реализуемых товаров и услуг – почти в 20 раз. С новым сектором приходилось считаться. С 1988 г. доля выручки от реализации продукции (работ, услуг) кооперативов возросла с примерно 1% в ВВП до 4,4% в 1989 г.
В числе первых кооперативов в качестве показательного следует назвать “Кафе на Кропоткинской”, созданное в Москве в 1988 г. А. Федоровым. Оно пользовалось огромным успехом у москвичей и гостей столицы. Надо сказать, что это кооперативное кофе дало мощный импульс новому сектору экономики.
Многие новые кооперативы, например, дорожно-строительные в республике Коми (“Тимап” в Сыктывкаре, “Север” в Воркуте и др.), Новгородской и других областях “выросли” из знаменитой артели – “Печора”, руководимой В. Тумановым – известным старателем и предпринимателем.
Столь бурное развитие новых кооперативов можно признать как ренессанс предпринимательства в бывшем Советском Союзе и интенсивный старт формирования начального капитала. Изучение деятельности новых кооперативов, проведенное при участии работников Государственной комиссии СМ СССР по экономической реформе в 1989-1990 гг., показало, что их хозяйственная эффективность была в 5-6 раз выше эффективности аналогичных (порой соседних) государственных предприятий.
Однако было бы неправильно считать, что развитие новых кооперативов шло беспроблемно. “Рывок” этого сектора с резким ростом оборота наличных денежных средств, уходящих в какой-то мере от контроля государства (в лице Госбанка СССР), вызвал у оппонентов (среди партийных функционеров, некоторых руководителей правительства) желание поставить под контроль доходы (прибыль) кооператоров. Это было связано не в последнюю очередь с общей экономической Ситуацией в стране 1989-1990 гг. Рост заработной платы на государственных предприятиях, доходов кооперативов и других коммерческих структур опережал увеличение производства товаров первой необходимости. По ряду продуктовых позиций (мясу, молочным продуктам, животному и растительному маслу, сахару, муке, соли), которые закупались коммерческими структурами (кафе, ресторанами и т.п.) по относительно низким стабильным ценам для производства и продажи готовой продукции (по свободным ценам), существенно возрос дефицит. В то же время конечная продукция и услуги кооперативов реализовывались по более высоким свободным (рыночным) договорным ценам. Это вызывало раздражение у низко- и среднедоходных групп населения (пенсионеров, учителей, врачей т.д.).
Большинство кооперативов (около 80%) были созданы внутри или при государственных предприятиях, научно-исследовательских организациях, которым они по договорам реализовывали значительную часть своей продукции и услуг. Эти организации расплачивались из своих источников (образуемых по соответствующей модели хозрасчета фондов) в безналичной форме, не затрагивая собственный фонд оплаты труда и премирования. Естественно, кооперативы получали за заказанную работу наличные денежные средства, стимулируя своих работников за качество продукции и срочность работы на более высоком уровне, чем госпредприятия.
Определенную зависть у консерваторов, традиционистов вызвали налоговые каникулы, которые предоставлялись кооперативам, производящим товары народного потребления и услуги по социальным заказам (строительство и ремонт школ, детских садов, яслей, дорог и т.п.). Речь идет об освобождении прибыли от налогов на 2 года с момента создания кооператива.