Политические конфликты

Содержание

“” Введение

“” . Социальная доминанта политического конфликта
“” . Этика ненасильственного разрешения конфликтов

“” Заключение
“” Список использованных источников и литературы

Введение
Обращаясь к проблематике политических конфликтов, в том числе и к такой актуальной ее стороне, как роль насилия в противоборстве политических сил, оценка этой роли, как выявление факторов, содействующих насилию в политике и противодействующих ему, наконец, – как переход от насильственных действий к сотрудничеству и консенсусу в решении политических вопросов и преобразовании политических и других социальных структур, – необходимо, как представляется, прежде всего учесть состояние соответствующих политологических и конфликтологических исследований.
В теоретическом плане, как известно, здесь сделано достаточно много. Прошел ряд дискуссий по этой теме, вышло несколько книг, сборников, других публикаций. Другое дело – практическая реализация концептуально наработанного. В этом отношении мы имеем лишь незначительное продвижение или его вообще нет.
Можно было бы пойти по наиболее легкому пути и сказать: чтобы наша политическая практика соответствовала теории, нужно, чтобы прошло сто лет. Но такое утверждение, быть может, и утешительно, но вряд ли эффективно.
Поэтому более действенным, по-видимому, будет, не утешаясь и не опуская руки, вести активную пропаганду наших идей среди всех политически активных сил и структур, с тем, чтобы взаимоотношения в политике постоянно переходили от войны к миру и от конфронтации к консенсусу.
Эта важная задача и составляет предмет моей работы
· «Политический конфликт»
Социальная доминанта политического конфликта

Теория политического конфликта, всегда имеющая большую актуальность, сегодня приобрела в России ярко выраженную практическую значимость. Среди многих проблем, связанных с конфликтом вообще и политическим конфликтом в частности, одна из приоритетных – диалектика насилия и согласия в их разрешении. Не существует бесконфликтного общества. Конфликты были, есть и будут. Весь вопрос в их характере, перерастут они или нет в кризис, каковы формы их разрешения и предотвращения.
Принципиальная схема соотношения насилия и согласия хорошо известна. Выдающийся российский мыслитель И.А.Ильин писал в своей классической работе “О сопротивлении злу силою”, что апелляция к силе – не добродетель. Но когда ненасильственные меры испробованы и не приносят успеха, то правомерным становится обращение к силе и принуждению.
Однако в каждый данный момент, в каждой конкретной ситуации необходимость и возможность такого перехода, как правило, многовариантны и не однозначны. Соблюдение меры при выборе оптимального варианта исключительно трудно и составляет в конце концов искусство политики.
Сейчас в стране создалась неординарная ситуация: согласие все более необходимо, а насилие все более возможно. Наличие такого противоречия – одна из коренных особенностей нашей сегодняшней политической жизни.
Весьма симптоматично: сейчас все политические партии и блоки считают себя центристами (левыми или правыми). Кроме всего прочего, это значит, что путь политического согласия и компромисса для них является приоритетным. Но те же партии и блоки не упускают случая обострить политическую ситуацию в стране и на этом заработать предвыборные дивиденты. Более того, многие политические силы и их лидеры стремятся повысить свой имидж на борьбе с “образом врага” – испытанный и часто успешно применяемый политический прием. В этот процесс активно включились и средства массовой информации. В их интерпретации и оценках политические события нередко теряют присущую жизни многоцветность и выступают лишь в черно-белом варианте.
Тем не менее, кардинальная задача сегодняшнего дня – обеспечить эволюционный тип развития страны, и прежде всего, на основе общенационального согласия общности цели реформирования и приоритетов решаемых обществом задач. Единство цели, как известно, рождает единство действий.
И как это ни тривиально, огромную, а в конечном счете и определяющую роль в консолидации общества играют экономические условия.
Однако многими во властных структурах политический конфликт рассматривается как нечто привнесенное в экономику и, более того, – нежелательное. В афористичной форме идею эту в свое время выразил Ден-Сяо-Пин: не важно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей. Но сам архитектор китайских реформ не только отлично знал о включенности политического фактора в экономический процесс, но и прекрасно использовал его.
Конечно, экономический конфликт не всегда и не обязательно перерастает в конфликт политический. Но если динамизм событий развивается в этом направлении, то политический конфликт выступает как обостренная форма экономического конфликта. Ведь политический интерес реализуется в конечном счете ради удовлетворения экономических интересов, материальных и духовных.
Связующим звеном в процессе взаимосвязи экономического и политического процессов выступает социальная компонента. Именно она оказывает ощутимое воздействие на обеспечение общественного согласия при разрешении политического конфликта.
Обвальный кризис платежей, который мы имеем в настоящее время, – это не только следствие обуздания инфляции. Он имеет и другое не менее значимое следствие – потерю контроля над финансовой сферой, над денежным обращением в стране, что крайне негативно отражается на состоянии внутреннего рынка и социальной сферы. Собственно говоря, это ярко и убедительно показал в своих теоретических построениях Джон Кейнс.
Правда, пример послевоенной ФРГ и постфранкистской Испании говорит, что и в тяжелых экономических условиях там удалось консолидировать общество, а социальная консолидация в свою очередь способствовала экономическому подъему. Но для этого нужны очень важные предпосылки и прежде всего – ясность цели и перспектив, приемлемая для большинства общества яркая и четкая общенациональная идея.
Всего этого нет в сегодняшней России. Все наоборот. Социальную и политическую нестабильность в России обычно объясняют отсутствием или незрелостью среднего класса в стране. Это справедливое, но не исчерпывающее суждение. Процесс отчужденности пошел глубже. Налицо – раскол и разобщенность общества, его атомизация, происходит дифференциация интересов как между социальными группами, так и внутри них. Раскол внутри интеллигенции, среди крестьянства, рабочих. Очень четко выражен раскол внутри слоя предпринимателей, в том числе и представителей крупного бизнеса. По-разному понимаются и оцениваются одни и те же важнейшие события в судьбах страны.
Для социально-политического объединения нации очень важно доверие правительству, политическому лидеру. А это, в свою очередь, во многом определяется реалистичной оценкой ситуации, которая дается ими. Когда в условиях продолжающегося спада властные структуры заявляют о начале стабилизации и даже экономическом подъеме, это не вызывает у населения ничего, кроме недоверия и раздражения. По ряду позиций правительству действительно удалось добиться позитивных результатов. Но, во-первых, они ни в какое сравнение не идут с негативными результатами, а, во-вторых (и это в данном случае главное), непосредственно не влияют на повышение жизненного уровня населения. А все это надо было признать открыто и откровенно, что повысило бы политический рейтинг премьера и правительства, лишило бы оппозицию многих “козырных карт” в предвыборной борьбе.
Учитывая исключительную важность социальных приоритетов в избирательной кампании, все политические блоки и объединения, шедшие на выборы, включили в свои предвыборные программы широковещательные социальные разделы, декларирующие борьбу с безработицей, социальную защиту нетрудоспособных, инфляцию пенсий и вкладов в сбербанк и т.д. Это существенно отличает палитру предвыборных программ.
Интересно отметить также, что некоторые из политических партий, движений и блоков, отвергая социалистические идеалы, выступали фактически за широкие социальные гарантии, типичные для партий социалистической или, во всяком случае, социал-демократической ориентации. Чего не сделаешь ради победы на выборах!
Однако такие декларации еще не путь к социальному согласию. Достаточно вспомнить, под какими красивыми лозунгами пришли к власти левые силы в Польше и Венгрии. И как они быстро “правеют” сейчас, полагаю, во многом от безысходности. Так что не все просто и однозначно. Хотя президентские выборы в Польше показали: поляки, и что важно, молодежь, продолжают связывать свои надежды с политиками социал-демократической ориентации.
Сущностную сторону социальных программ во многом определяет понимание социальной справедливости. Многие блоки и объединения включили эту позицию в свои предвыборные программы. Большинством из них она понимается как уравнительность и отражает специфику многообразия форм собственности и наличие рыночных отношений.
В обобщенном виде, применительно к этим условиям, социальную справедливость определяют: приоритет общественно-значимого честного труда, равные условия для реализации каждым гражданином своих возможностей, материальное вознаграждение работников бюджетной сферы, позволяющее обеспечить высокий уровень благосостояния, сочетание частной инициативы в улучшении своего благосостояния, с программами социальной защиты нуждающихся граждан (пенсионеров, инвалидов, одиноких матерей и т.д.), обеспечивающих им достойную жизнь. Высокая оценка труда педагогов, деятелей искусства, ученых, врачей. Сочетание бесплатного и платного медицинского обслуживания. Бесплатное высшее образование на конкурсной основе.
Программы многих блоков содержат и положение о неправомерности разделения общества на нищее большинство и обогатившееся меньшинство. Это положение требует дополнительного комментария.
В стране сложилась высокая, по меркам цивилизованных стран, дифференциация наиболее богатой и наиболее бедной части населения. В принципе, уменьшение этой дифференциации должно быть достигнуто за счет повышения благосостояния бедного слоя. В сегодняшней России в категорию бедных попала значительная часть не только неработоспособного, но и социально-активного населения. Что же касается верхнего слоя, то его вызывающее богатство нередко имеет криминальную основу. Все это и определяет специфику отношения к этой проблеме политических партий.
И экономические, и политические, и социальные проблемы перекрещиваются в проблеме собственности. Как это ни парадоксально выглядит на первый взгляд, проблема общественного единства и согласия решается на путях многообразия форм собственности, а стало быть – разнообразия методов хозяйствования и решения социальных проблем. Обычно говорится о конкурентности различных форм собственности. Но, думаю, вполне правомерно вести речь и о их взаимодействии на этой основе и консенсусе. Для своего устойчивого развития всем им необходимо видение перспективы. И частный, и государственный сектора должны быть уверены в своем будущем, которое будет меняться на основе эволюционных процессов, их взаимного обогащения и модернизации. Радикальные меры по приватизации государственной собственности также безответственны, как в свое время была безответственна полная экспроприация частной собственности.
В настоящее время в экономике страны важная роль принадлежит финансовому капиталу, обеспечивающему эффективное функционирование рыночных отношений. Недаром говорится, что система банков – кровеносная система рынка. Нельзя не видеть, однако, что многие и притом многочисленные финансовые, торгово-посреднические консалтинговые структуры, не производя потребительных стоимостей, оказывая посреднические услуги, умножали фиктивный капитал. В сложившейся ситуации доля такого капитала достаточно велика. Нормальное развитие экономического процесса – интеграция финансового и промышленного капиталов, создание мощных промышленно-финансовых групп, способных финансировать развитие научно-технического прогресса.
Существует объективная целесообразность таких объединений. Но усилия правительства по их созданию существенно тормозятся неготовностью к таким акциям ни производственных, ни финансовых структур. Убыточность большинства отраслей останавливает банки вкладывать деньги для их реорганизации. Кроме того, промышленно-финансовые структуры имеют свою, достаточно сложную специфику работы и благополучные фирмы и организации не спешат идти на риск.
Наиболее благоприятными сферами инвестирования в настоящее время являются, как известно, добывающие, сырьевые отрасли. В них охотно вложили бы деньги и зарубежные инвесторы. Соблюдение меры такой возможности – политический вопрос.
Интересно мнение по нему известного венгерского экономиста Яноша Корнаи. Он писал: “… Нельзя продавать государственное богатство иностранным покупателям по таким низким ценам, как при ликвидационной распродаже. Здесь мы опять нуждаемся в хорошо продуманной общенациональной политике, а не близоруком изоляционизме, ксенофобии или антизападных настроениях”.
Конфликтная ситуация в российской экономике находит свое адекватное отражение и в сфере предпринимательства, в частности, внутри групп различных предпринимательских интересов.
В условиях рыночных отношений такого рода противоречия в первую очередь связаны с отношениями на рынке сбыта продукции.
В сегодняшней России первостепенное значение приобрели проблемы внутреннего рынка и получение кредитов в целях расширения инвестиций в производственную деятельность.
Деиндустриализация экономики страны в настоящее время дошла до предельной точки. С развитием этого крайне негативного процесса быстро исчезает иллюзия “рынка-автопилота”, который автоматически перераспределяет средства из сферы торговли и фиктивного капитала в сферу производственных инвестиций.
Не случайно в последнее время отчетливо наблюдаются тенденции изменения либерально-монетаристской концепции государственной политики и усиление в тех или иных формах воздействия на экономический процесс государства, что, безусловно, целесообразно, а в условиях кризиса и объективно необходимо. В частности, усиливается воздействие государства на финансовую систему, а через такое воздействие возрастает государственное влияние на всю систему рыночных отношений с предпринимателями.
В условиях современной России, со всеми противоречивыми и специфическими чертами, ей присущими, проявляется общемировая закономерность рыночной экономики – возрастание финансовой мощи банков, а вместе с ним и их экономического и политического влияния.
На этой объективной основе меняются приоритеты каналов политического влияния банков. Главным из них ставится их взаимодействие в той или иной форме со структурами государственной власти. В такого рода “консорциуме” экономики и политики предпринимательские структуры заинтересованы в результативном протекционизме государства, властные же структуры – в мощной финансовой поддержке, финансовом обеспечении проводимой экономической политики.
Собственно, речь идет о специфической форме государственного капитализма. Примером универсального финансового объединения, в существенной мере ориентированного на обслуживание государственных властных структур, является практика деятельности ОНЭКСИМ-банка.
Характеризуя деятельность ОНЭКСИМ-банка, газета “Коммерсант-Дейли” писала, что ОНЭКСИМ-банк “есть продукт эпохи Возрождения государственного вмешательства в банковскую сферу”. Такое вмешательство может принимать самые различные формы: выполнение отдельных государственных заданий, кредитование правительства, приобретение государством пакета акций коммерческих банков, создание объединений около государственных банков и т.д.