Ответственность за нарушение налогового законодательства

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Ответственность за нарушение налогового законодательства как вид юридической ответственности 6
1.1. Понятие и признаки юридической ответственности 6
1.2. Понятие и признаки ответственности за налоговые правонарушения, или налоговой ответственности 11

Глава 2. Правовые основы привлечения к ответственности за нарушение налогового законодательства 21
2.1. Понятие и признаки налогового правонарушения 21
2.2. Понятие налоговых правонарушений как основания привлечения к ответственности 25
2.3. Налоговые санкции 35
2.4. Характеристика субъектов налоговой ответственности 38

Глава 3. Ответственность налогоплательщиков за нарушение налогового законодательства 43
3.1. Виды налоговой ответственности 43
3.2. Защита прав участников налоговых правоотношений 48
3.3. Судебная практика обжалования решений налоговых органов 55

Заключение 58
Библиография 60
Приложения 65

Введение

Одним из условий успешного решения стоящих перед обществом и государством экономических и социальных задач является проведение единой финансовой и налоговой политики. Для выполнения этого условия необходима сбалансированность прав, обязанностей и ответственности, с одной стороны, физических и юридических лиц, а с другой — органов государства, осуществляющих контроль как за использованием финансовых средств, так и за уплатой налогов и сборов.
Налоговая система любого правового государства не может функционировать без института ответственности. Однако как показывает российская практика, применение норм ответственности за совершение налоговых правонарушений остается одним из главных спорных вопросов в отношениях государства с налогоплательщиками.
Данная работа посвящена общим вопросам юридической ответственности за нарушение налогового законодательства в соответствии с принятым Налоговым Кодексом РФ.
Уместно отметить, что именно суровость мер ответственности за нарушения российского налогового законодательства до принятия первой части Налогового Кодекса РФ стала одним из самых серьезных оснований для начала кампании по реформированию всей налоговой системы России в целом.
Налоговое правонарушение – противоправное, виновное деяние, в виде умышленного либо не умышленного действия или бездействия субъекта налоговых правоотношений, нарушающее права и интересы участников данного вида общественных отношений, за которое законодательством установлена определённая ответственность финансового, административного либо уголовного характера. Противоправность налогового правонарушения заключается в несоблюдении правовой формы данного деяния, виновность состоит в совершении данного нарушения умышленно или по неосторожности
Такое определение налогового правонарушения можно выделить из многих работ по данной теме, причём, во многих работах достаточно подробно описаны и виды ответственности, и права участников налоговых правоотношений, но не достаточно раскрыты сами субъекты данной сферы общественных отношений.
Проработанность данной темы не так уж и велика, конечно, многие авторы писали на эту тему, но, в связи с постоянно меняющимся в России налоговым законодательством, некоторые из этих работ устарели. Тему налоговых правонарушений в своих работах раскрывали такие авторы, как:
Витрянский В.В., Герасименко С.А., Пепеляев С.Г., Алёхин А.П., Гаухман Л.Д., Максимов С.В., Кучеров И.И., Петрова Г.В, Брызгалин А.В., Берник В.Р. ,Курбатов А. ,Соболев В.А., Тумаркин В.М. ,Смирнов А.
Актуальность выбранной темы обусловлена продолжающимся реформированием налоговой системы Российской Федерации. Изложенный в работе материал может иметь прикладное значение при решении конкретных практических вопросов регламентации процесса наложения взысканий за налоговые правонарушения на субъектов налогового права. Таких вопросов в процессе правоприменения возникает немало. Возникают также спорные моменты и в отношении определения оснований применения взысканий. Эти проблемы также рассматриваются в данной работе.
Основной целью данного исследования является рассмотрение ныне действующей системы ответственности за нарушение налогового законодательства в России в части правовой регламентации субъектов налогового права и их прав и обязанностей. Эта цель достигается решением следующих задач:
Рассмотрением общей концепции налоговой ответственности в Российской Федерации;
Определением субъектов налоговых правонарушений и тех пробелов в правовом регулировании, которые могут быть неоднозначно истолкованы правоприменителем.
Перечисленные задачи решаются в настоящей работе путем анализа действующего законодательства, подзаконных актов, судебной практики и авторской литературы по рассматриваемым вопросам.

Глава 1. Ответственность за нарушение налогового законодательства как вид юридической ответственности
1.1. Понятие и признаки юридической ответственности

Термин “ответственность” ныне выглядит очень размытым. И если принять понятие “ответственность” в том широком смысле, в каком оно применяется в повседневной жизни, в философской литературе и даже в обиходе юристов, теряется специфика юридического понимания ответственности и возникает потребность в новом термине, обозначающем то, что сегодня включается в понятие ответственности в юридическом смысле. Однако вряд ли подобная замена термина может дать сколько-нибудь полезный результат. Необходимость же специального юридического понятия ответственности, пусть и самого общего, но позволяющего отграничивать ответственность в юридическом смысле от иных явлений, называемых тем же термином, полностью оправданна, поскольку оно означает один из важнейших институтов права. Его четкая характеристика, определение, отграничение от других правовых явлений имеют существенное значение как для теории, так и для практики. Поэтому предложения о безграничном расширении понятия ответственности, о применении этого понятия в его общеупотребительном смысле нельзя считать приемлемыми.
О.С. Иоффе понимает юридическую ответственность прежде всего как санкцию за правонарушение, как последствие, предусмотренное нормой права на случай ее несоблюдения Эта санкция, как считает О.С. Иоффе, выражается в мерах принуждения к соблюдению норм права и применяется органами государства к тем, кем эти нормы нарушаются. И соответственно юридические последствия, не связанные с мерами государственного принуждения, нельзя относить к области правовой ответственности.
Следует учитывать, что словом “санкция” как в литературе, так и в законодательстве обозначаются различные понятия. В законодательстве “санкцией” иногда именуются утверждение, одобрение, разрешение какого-либо акта. Чаще тот же термин используется для обозначения мер воздействия, применяемых государственными органами к правонарушителям. Санкция – необходимый атрибут каждой правовой нормы. Без санкции в виде указания меры возможного государственного принуждения, подлежащей применению к нарушителю нормы, она не будет иметь юридического характера.
Санкцию нередко определяют как неблагоприятные последствия правонарушения, подчеркивают момент “невыгодности” для правонарушителя тех последствий, которые возникают для него из факта правонарушения. Представление об “отрицательности, неблагоприятности последствий”, предусмотренных санкциями по отношению к правонарушителям, не может быть применено к ряду санкций правовых норм. Если взять такие меры, как принудительное исполнение юридической обязанности, не выполненной лицом добровольно, то вопрос о “неблагоприятности, невыгодности” такого исполнения вряд ли может быть поставлен.
Итак, некоторые санкции в соотношении с ответственностью можно представить как некое абстрактное явление, которое при наступлении определенных условий материализуется и становится ответственностью. Совокупность санкции и условий ответственности в тех случаях, когда такая конкретная санкция есть суть ответственности, и дает собственно ответственность.
Каково же содержание ответственности? Зачастую утверждают, что она является мерой государственного принуждения, которая выражается в осуждении правонарушения, в установлении для правонарушителя определенных отрицательных, неблагоприятных последствий в виде ограничений, лишений личного или имущественного характера. Большинство авторов, затрагивавших вопросы ответственности, считают, что государственное принуждение к исполнению нарушенной обязанности (принуждение должника к реальному исполнению обязательства, истребование своевременно не возвращенной или не переданной вещи и т.д.) не является юридической ответственностью.
В недавнем прошлом была распространена точка зрения, что суть ответственности – в сознательном и инициативном исполнении моральных, юридических и иных обязанностей, в осознании своего долга перед обществом, государством, а также перед другими членами общества. Такая ответственность именуется активной в отличие от пассивной, или ретроспективной, то есть ответственности за прошлое поведение, противоречащее определенным социальным, в том числе юридическим, нормам.
Некоторые полагали, что, поскольку сердцевиной правовой нормы является диспозиция, а не санкция, юридическая ответственность – это прежде всего обязанность действовать правомерно. И основным видом ответственности выступает “позитивная” ответственность, социальный смысл которой состоит в деятельности, соответствующей объективным требованиям данной ситуации и идеалам времени. В содержание “позитивной” ответственности входит самостоятельная и инициативная деятельность “в рамках правовых норм и тех идеалов, для достижения которых они изданы”. “Позитивная” ответственность возникает у человека “уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не тогда, когда он их не выполняет или станет действовать вопреки им”.
Нет сомнения в том, что подобные концепции “позитивной ответственности” в советской литературе были продуктом системы социалистического хозяйства и коммунистической идеологии. С развитием рыночной экономики, с установлением частно-правовой основы гражданского общества высказывания о “позитивной” ответственности в том виде, в каком они звучали, фактически теряют смысл. Подтверждением служит зарубежное право, которому несвойственна позитивная ответственность. Хотя определенный смысл, лежащий в идее такой ответственности, все-таки имеется. И что касается гражданско-правовых, торговых, коммерческих отношений, то этот смысл, как показывает зарубежная и международная коммерческая практика, прекрасно реализуется через принципы добросовестности и честной деловой практики.
Как замечали И. С. Самощенко и М. Х. Фарукшин, юридическая ответственность, с тех пор как она возникла, всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное деяние. Являясь реакцией на совершенное правонарушение, юридическая ответственность имеет государственно-принудительный характер. Он выражается прежде всего в том, что ответственность возлагается в случае правонарушения независимо от воли и желания правонарушителя и имеет по отношению к нему внешний характер.
Но главное в вопросе об ответственности: включаются ли в содержание ее понятия все случаи применения правового принуждения для выполнения лицом своих обязанностей, либо только те, когда при нарушении обязательств на лицо возлагаются дополнительные обязанности, либо возникают новые.
О.С. Иоффе справедливо полагает, что при выявлении сущности ответственности нужно и даже необходимо учитывать тот факт, что правонарушение может повлечь и такие санкции, которые мерами ответственности не являются. Так, принудительная охрана обязательств воплощается прежде всего в понуждении к их реальному исполнению. Но реальное исполнение, даже если оно будет принудительным, нельзя считать мерой ответственности. Обязанность реального исполнения вытекает непосредственно из самого обязательства. И если бы последствия правонарушения ограничивались только ею, это было бы равноценно полной безответственности нарушителя, который как до, так и после нарушения нес бы одну и ту же обязанность – выполнить принятое на себя обязательство. И поскольку ответственность всегда составляет определенный вид имущественных или личных лишений, она должна выражаться в каком-либо дополнительном бремени, вызывая тем самым для нарушителя определенные отрицательные последствия. Конкретными видами таких последствий могут быть замена неисполненной обязанности новой, присоединение к нарушенной обязанности дополнительной.

1.2. Понятие и признаки ответственности за налоговые правонарушения, или налоговой ответственности

Как известно, ответственность подразделяется на виды. В теории правовых наук традиционно выделяют административную, уголовную, дисциплинарную, гражданскую (гражданско-правовую) и материальную ответственность.

Вид юридической ответственности
Понятие

Уголовная
наступает за совершение преступлений, предусмотренных уголовным законодательством

Административная
наступает за посягательство субъектами права на общественные отношения, связанные с государственным управлением

Гражданская
(Гражданско-правовая)
выражается в применении к правонарушителю в интересах другого лица либо государства установленных законом или договором мер воздействия имущественного характера.

Материальная
наступает за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации рабочими и служащими при исполнении ими своих трудовых обязанностей

Дисциплинарная
применяется за нарушение трудовой, учебной, служебной, воинской дисциплины

Однако в последнее время ряд специалистов ставят вопрос о существовании специального вида ответственности, а именно, финансовой. В научных комментариях можно найти различные точки зрения и доводы по поводу правовой природы данного вида ответственности.
В принципе мнения авторов можно разделить на два лагеря. Одни полагают, что недопустимо само применение термина
·финансовая ответственность
·. Другие считают, что финансовая ответственность по предмету и методу регулирования является разновидностью административной ответственности, поскольку стороны (субъекты) находятся в неравном положении, однако она обладает присущими только ей специфическими признаками.
Наиболее подходящим кажется мнение о том, что применение термина
·финансовая ответственность
· возможно при достаточной условности, выделение же ее в качестве самостоятельного вида юридической ответственности в настоящее момент ничем не обосновано.
Финансовую ответственность можно назвать ближайшим историческим предшественником налоговой ответственности, которая предусматривалась прежде всего ст.13 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2118-I “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”. Сам термин “финансовая ответственность” в этом законе не фигурирует. Однако он встречается в ряде постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ по налоговым спорам, широко используется в письмах Государственной налоговой службы РФ. В ряде проектов Налогового кодекса также употребляется именно этот термин. Причина в том, что налоговое законодательство долгое время рассматривалось только в качестве составной части финансового права. Поэтому ответственность за его нарушение являлась также финансовой ответственностью. Недаром этот термин также используется применительно к другим правонарушениям в финансовой сфере, регулируемой банковским законодательством, законодательством о валютном регулировании и т.д. Утверждение понятия “налоговая ответственность” свидетельствует о том, что налоговое право приобретает все большую самостоятельность.
Тем не менее, термин
·налоговая ответственность
·, который все чаще можно встретить в научной правовой литературе и нормотворческой практике не является единственным определяющим признаком выделения нового вида юридической ответственности. Иначе, по аналогии, почему бы не выделить какую-нибудь
·экологическую ответственность
· за правонарушения в отрасли экологического права? Представляется, что ответственность за нарушение налогового и финансового законодательства действительно существует, но это есть ни что иное как применение административной и уголовной и иной ответственности при строгом соблюдении законодательства в зависимости от вида налогового правонарушения (преступления). Употребление термина
·налоговая ответственность
· очень условно и не должно подразумевать новый вид или подвид юридической ответственности, обладающий исключительными признаками. Безусловно данная ответственность обладает рядом особенностей, что позволяет говорить о ней особо, но, как уже было сказано выше, в теории правовых наук она не должна занимать пост отдельного вида юридической ответственности наравне с административной, уголовной, дисциплинарной, гражданской и материальной.
Но существует и другая точка зрения о правовой природе налоговой ответственности. Заслуживают внимания доводы Р.В.Украинского. В частности, не отрицая тот факт, что теоретически налоговая ответственность является разновидностью административно-правовой (хотя бы потому, что налоговые правоотношения входят в число административных), на практике, если формально руководствоваться содержанием Налогового Кодекса РФ, легализующим анализируемое понятие, предлагает исходить из того, что налоговая ответственность есть нечто вполне самостоятельное, и ее отождествление с административной ответственностью может породить определенные затруднения в правоприменительной практике.
Дело в том, поясняет Р.В.Украинский, что статья 10 Налогового кодекса РФ четко различает производство по делам о налоговых правонарушениях, порядок осуществления которого закреплен в главах 14 и 15 Налогового Кодекса РФ, и производство по делам о нарушениях налогового законодательства, содержащим признаки административного правонарушения. Последнее ведется в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях.
Приводим примеры. В пункте 4 статьи 10 Налогового Кодекса РФ установлено, что привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации. Положения о том, что привлечение физических лиц к ответственности за налоговые правонарушения освобождает их от административной ответственности, в Налоговом Кодексе РФ нет. Зато есть норма, согласно которой никто не может быть привлечен повторно к налоговой ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения (пункт 2 статьи 108 Налогового Кодекса РФ). Но если налоговая и административная ответственность – это разные виды ответственности, то ничто не препятствует привлекать физических лиц к ответственности и в соответствии с налоговым, и в соответствии с административным законодательством. Именно по такому пути шла правоприменительная практика до принятия Налогового Кодекса РФ.
Итак, возращаясь к теории, ответственность за совершение налогового правонарушения обладает всеми основными признаками юридической ответственности:
является средством охраны правопорядка
выражается в применении мер государственного принуждения
наступает за нарушение правовых норм
наступает на основе норм права, т.е. нормативно определена
является последствием виновного деяния
состоит в применении санкций правых норм и связана с отрицательными последствиями материального или морального характера, которые правонарушитель должен претерпеть
реализуется в соответствующих процессуальных формах.
В то же время можно выделить особые признаки ответственности за налоговые правонарушения:
Основанием ответственности является налоговое правонарушение (понятие строго определено Налоговым Кодексом РФ).
Применение ответственности за нарушений налогового законодательства урегулировано нормами налогового права, которые в своей совокупности составляют нормативную основу ответственности за нарушение налогового законодательства.
Особый субъектный состав.
К данной ответственности обязанных лиц привлекают налоговые органы, а в специально установленных случаях
· таможенные органы.
Налоговый Кодекс РФ предусматривает принципы привлечения к налоговой ответственности, среди которых можно выделить следующие:
Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниями в порядке, которые предусмотрены Налоговым Кодексом РФ. Следовательно, никакие иные нормативные акты (например, федеральные законы или законы субъектов Российской Федерации) не вправе предусматривать иные основания ответственности (например вводить новые виды налоговых правонарушений), а также порядок (например предусматривать безвиновную ответственность, устанавливать презумпцию виновности субъекта налоговой ответственности и т.д.)
Никто не может быть привлечен повторно к налоговой ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения.
Предусмотренная Налоговым Кодексом РФ ответственность за деяние, совершенное физическим лицом, наступает, если это деяние не содержит признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.
Привлечение налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить причитающиеся суммы налога и пени. Привлечение налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности перечислить причитающиеся суммы налога и пени.
Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу решением суда. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.
Утверждение презумпции невиновности в налоговых отношениях является одним из важнейших установлений Налогового Кодекса РФ. Существовавшая прежде практика возлагала бремя доказывания невиновности на самих налогоплательщиков. До известного постановления Конституционного Суда от 17 декабря 1996 г. N 20-П (а точнее, до специального определения Конституционного Суда РФ от 6 ноября 1997 г. N 111-О, указавшего на то, что данное постановление касается не только полномочий органов налоговой полиции, но и органов Госналогслужбы) взыскание санкций с юридических лиц вообще производилось в бесспорном порядке.
Принцип судебного подтверждения виновности в совершении налогового правонарушения оставляет за налогоплательщиком право обжаловать решение налоговых органов о возложении на него мер ответственности даже в том случае, если ранее указанное решение было исполнено им самим добровольно.
Новеллой при определении меры ответственности налогоплательщика за нарушение налогового законодательства является установление Налоговым Кодексом РФ двух форм вины налогоплательщика, совершившего противоправное действие или бездействие:
умышленное правонарушение и
совершенное по неосторожности
Умышленным считается такое правонарушение, когда совершившее его лицо осознавало противоправный характер своих действий или бездействия, желало или сознательно допускало наступление их вредных последствий.
В то же время признается совершенным по неосторожности такое правонарушение, когда лицо его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий или бездействия либо вредный характер возникших вследствие последствий, хотя должно было и могло это осознавать.
В этой связи особый интерес представляет вопрос о вине организаций в совершении правонарушений вообще и налоговых правонарушений в частности. Со всей определенностью возможность привлечения к правовой ответственности организаций отвергается только в уголовном праве. Даже дисциплинарная практика допускает случаи возложения на них такой ответственности (например, воинское подразделение может быть расформировано в случае утраты своего боевого знамени). Гражданское право по своей природе просто немыслимо без ответственности юридических лиц. Само понятие юридического лица как субъекта гражданских правоотношений подразумевает наличие у него таких личностных характеристик, как волевое отношение к своим поступкам, а следовательно, и наличие вины при противоправности этих поступков. Пусть юридическое лицо – это “фиктивная личность”, и ей нельзя причинить моральных и физических страданий. Но сама ее фиктивность как раз и предполагает формальное наделение ее отдельными личностными свойствами.