Образ страны в произведениях русской литературы

Содержание

Введение 3

1. Образ России в поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо” 3
2. Тема страны в произведениях Набокова в сравнении с Россией
Блока 4
3. Россия в творчестве И. А. Бунина 11
4. Образ страны А. П. Чехова 14

Заключение 14

Список использованной литературы 15

Введение

Образ России
· нашей великой родной страны нашел свое отражение в произведениях различной формы : поэзии, пьесах, прозаических произведениях писателей и поэтов, каждый из которых создавал свой, неповторимый образ Родины.
Несмотря на то, что образ страны в произведениях очень разнообразен, во всех творениях самобытен, я сделаю попытку рассмотреть его на примерах различных писателей и поэтов
· каждый из них в своем емком слове отражал глубину чувств русского человека к своей стране.
В данной работе я рассмотрю образ страны, каким он представлялся Некрасову в поэме “Кому на Руси жить хорошо” , Набокова в его произведениях в сравнении с Россией Блока , а также Россию в творчестве Бунина и Чехова .

1. Образ России в поэме Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”

К созданию поэмы “Кому на Руси жить хорошо” Некрасов показал двуликость народной России. Одно лицо
· это забитое, нищее, голодное привыкшее ко всем невзгодам, убогое лицо. Некрасов не восхищается им, а наоборот, осуждает. Но другое лицо России совсем иное. Народ внутренне и духовно богат. Его не убить н, не закабалить. Он хозяин своей земли. Посмотрим, кого же Некрасов относит к первому, а кого ко второму лицам.
Первое лицо России показывает, что Россия убогая и забитая, так же как убоги и забиты и многие крестьяне, бедняки. Это люди привыкшие жить под гнетом своих господ, терпеть унижения и оскорбления. И среди них были и такие, в ком яд крепостничества убил даже саму мысль о возможности иной, человеческой жизни. Вот с каким умилением вспоминает об издевательствах своего хозяина лакей князя Утятина Ипат:
Приехал в отпуск князюшка,
И, погулявши, выкупал,
Меня раба последнего,
Зимою в проруби!
Да так чудно! Две проруби:
В одну опустит в неводе
В другую мигом вытянет
·
И водки поднесет.
Он для себя просто не мыслит другой жизни:
Я князей Утятиных холоп
·
-И весь тут сказ!
Пробуждающееся сознание крестьянских масс особенно ярко отражено в образе Якима Нагого. Из его прошлого мы узнаем, что он бывал в Петербурге, сидел в тюрьме за то, что не поладил с одним купцом. И поэтому Яким и мыслит шире, и оценки его трезвее, решительнее, острее. Яким Нагой произносит страстную речь в защиту мужика. Он говорит, что мужик
· это настоящий богатырь, кормящий и одевающий всю Россию и влачащий жалкое существование в голоде, нищете, нужде. Он отлично понимает, что в душе русского мужика накопилось достаточно ненависти и гнева, чтобы проявить открытый протест и начать революционную бурю:
У каждого крестьянина
Душа, что туча черная
·
Гневна, грозна, – и надо бы
Громам греметь оттудова,
Кровавым лить дождям
·
Но Яким видит, что не понимают еще крестьяне, каким путем нужно добиваться лучшей жизни, и с глубокой болью в сердце говорит, что “..все вином кончается”. Яким без боязни указывает на виновников страданий народа это:

·три дольщика
Бог, царь и господин!
Яким Ногой поборол в себе страх, перед властью царизма. Все эти
люди характеризуют народную Россию с одной стороны. Но какие же люди относятся к другой группе людей. Одним из них был Ермил Гирин. Он был борцом за счастье народное. Ермил Гирин был очень справедливым и честным человеком, за что его уважал и любил народ. Однажды произошел с ним такой случай. Ермил Гирин арендовал мельницу, которую хотел прибрать к рукам некий купец Алтынников. Идя навстречу купцу, суд решил продать мельницу тому, кто больше даст за нее денег. Но когда Алтынников не устоял, суд стал требовать, чтобы Гирин уплатил тысячу рублей. У него не было таких денег, и тогда он пошел на базар и попросил крестьян помочь ему. Крестьяне все до одного отдали ему деньги, которые они имели при себе. И это говорит о том, что борьба за свое лучшее существование возможна лишь в том случае, когда крестьянские массы объединятся и будут вести совместную борьбу. Но Ермил попал в острог. Как же это случилось? Когда бунтовала “испуганной губернии, уезда Недыханьева деревня Столбняки”, усмотрители бунта, зная , что народ послушает Ермилу, послали его для усмирения восставших крестьян. Но, видно, не о смирении говорил крестьянам их заступник.
Значит, если появляются такие люди
· бунтари среди крестьянства, то скоро придет светлое будущее, которое построит для себя сам народ.
В середине 1870-х годов Некрасов заболел.
Сборник “Последние песни”
· это поэтическое завещание, в котором Некрасов как бы подводит итог своей жизни. Поэт понимал, что дни его сочтены, что ему не удастся увидеть новую жизнь России, о которой так страстно мечтал и образ какой страны часто всплывал в его произведениях.

2. Тема страны в произведениях Набокова в сравнении с Россией Блока

Тема России остается одной из главных для Набокова. Вообще, как мне кажется, Россия является самым интересным образом в творчестве Набокова. Если проанализировать ряд стихотворений, то можно уловить концепцию, которая, возможно, поможет лучше понять Набокова.
Первое, на что необходимо обратить внимание – это стихотворение Набокова “Россия”. Оно является первым произведением, адресованным России и отправной точкой его нелегкого пути в поисках России. Автор начинает свое стихотворение с вопроса, который задает сам себе:
Не все ли равно мне, рабой ли, насмешницей
иль просто безумной тебя назовут?
Частица “ли” придает этому вопросительному предложению неуверенность, шаткость. Набоков, с одной стороны, хочет сказать, что ему все равно, но в то же время чувствуется, что он сомневается в своих словах. Оставив вопрос без ответа (видимо, разобраться в себе оказалось не так просто), автор продолжает: “Ты светишь мне
·”. Мне кажется, что в данном контексте глагол “светишь” употреблен в значении “звать”, “манить”. Набоков хочет сказать, что его всегда тянет в Россию, она зовет его, и ему кажется, что так будет всегда: “Да, эти лучи не зайдут”. Слова автора: “Ты светишь
·” напомнили мне строку блоковского стихотворения из цикла “На поле Куликовом”: “
·ты кличешь меня издали
·”. Заметьте, оба автора заканчивают предложение многоточием, как будто дают нам паузу для осмысления.
Свое стихотворение “Россия” Набоков написал в 1919 году, будучи в Крыму. Крым для многих (в том числе и для Набокова) оказался черновым вариантом эмиграции, поэтому в прошедшем времени глаголов, входящих в следующие строки, чувствуются ностальгические нотки:
Ты в страсти моей и в страданьях торжественных,
и в женском медлительном взгляде была.
В полях озаренных, холодных и девственных,
цветком голубым ты цвела.
Эта и последующие две строфы Набоков написал, используя блоковскую образность. Как известно, Блок представлял Россию в образе женщины. Она для него и “родная Галилея”, и жена, и невеста, и нищенка, и сама жизнь. Блок искусно совмещает образ женщины с образом России:
А ты все та же – лес, да поле,
Да плат узорный до бровей
·
И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет вдали дорожной
Мгновенный взор из-под платка.
Кто знает, может быть, как раз этот “взор” и “светит” Набокову. Он вообще, склонен многие детали заимствовать у Блока. К примеру, если у Блока в стихотворении “Новая Америка” (1913 г.) мы читаем:
Сквозь земные поклоны, да свечи,
Ектеньи, ектеньи, ектеньи –
Шопотливые, тихие речи,
Запылавшие щеки твои
·,-
то Набоков, хоть и перестраивает фразы, но смысл остается прежним:
Ты в душных церквах повторяла за дьяконом
слепые слова ектеньи.
Читая следующие же строки, я вновь нахожу сходство с Блоком. Например, строка: “
·в день зимний я в инее видел твой лик”- ассоциируется у меня с блоковским стихотворением из цикла “На поле Куликовом”, в котором есть такие строки:
Был в щите твой лик нерукотворный
Светел навсегда.
Таким образом, Набоков дает нам понять, что образ России всегда с ним. Где бы он ни был, что бы он ни делал, его мысли всегда в России, все напоминает ему о ней. И это естественно, так как он сам является частичкой ее – России:
Была ты и будешь. Таинственно создан я
Из блеска и дымки твоих облаков.
Произнося эти слова, юный Набоков полностью еще не осознавал, что общего между ним и Россией. В его речи нет определенности. “Блеск”, “дымка” – эти слова подразумевают что-то неощутимое, неопределенное, неоформленное, как и его любовь к ней. Набоков употребляет их лишь потому, что еще пока не знает или не уверен, что конкретно в нем от России. Только в 1924 году он сможет определиться и сказать:
Кость в груди нащупываю я:
Родина, вот эта кость – твоя.

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
И тоскуют впадины ступней
По земле пронзительной твоей.
Так все тело – только образ твой,
И душа, как небо над Невой.
Эту тему он продолжает четыре года спустя в стихотворении “К России”(1928). В нем он к тому, что написано выше, добавляет еще пару деталей, доказывавших его родство с Родиной:
Мою ладонь географ строгий
Разрисовал: тут все твои
Большие, малые дороги,
А жилы – реки и ручьи.
Но разница между первым стихотворением и последним, определяется не только детальностью, но и тем, что в 1919 году Набоков еще сомневается в своем отношении к Родине. Возможно поэтому, в конце стихотворения “Россия”, он вновь вопрошает себя: “И мне ли плутать в этот век бездорожия?” При чем частица “ли” играет здесь такую же роль, как и в первом случае (т.е. придает неуверенность). От ответа на этот вопрос Набоков уходит тем же способом, что и в начале произведения: “Мне светишь по-прежнему ты”.
В стихотворении Набокова есть предложение, которое сразу же бросается в глаза: “Была ты и будешь”. Эта фраза сильно выделяется, и рвет дотоле ровную и плавную мысль. Как мне кажется, между этим предложением и последующим существует большое интонационное различие, поэтому оно не вписывается в стихотворение и кажется лишним.
Если сходство поэзии юного Набокова с блоковской можно объяснить подражанием, доходящим до цитирования, то и отличия объясняются именно юностью поэта. Блок, зрелый поэт и сложившийся человек, уже в 1914 году знал, чем для него была Россия, и говорил об этом не колеблясь. Какой бы она ни была – “рабой ли, наемницей или просто безумной”,- она дорога ему. На этой ноте он и заканчивает свое стихотворение “Грешишь бестыдно, непробудно
·”:
Да, и такой, моя Россия,
Ты всех краев дороже мне.
Тридцати четырех летний Блок уверенно произносит эти слова. В сравнении с ним Набоков кажется мальчишкой, мечущимся в поисках истины. Ведь совсем не задолго до того, как было написано стихотворение “Россия”, Набокову исполнилось двадцать лет. Решения каких задач можно ожидать от юноши, мировоззрение которого еще полностью не сложилось. Лишь спустя годы, сомнения, терзающие Набокова, рассеются, и он постепенно придет к тому, о чем писал Блок в 1914 году:
И потому, моя Россия,
Не смею гневаться, грустить
·
Я говорю: глаза такие
У грешницы не могут быть!
Эти слова прозвучат в стихотворении “России”, но для того, чтобы это произошло Набокову потребовалось много времени и сил. В период набоковских сомнений попадает также стихотворение “Вьюга”.
Это стихотворение, как и предыдущее, было написано в 1919 году. В этот период Набоков, как это уже известно, пытался разобраться в себе, понять, дорога ли ему Россия. Но если в “России”, поставив перед собой задачу, он не пытается решить ее, то в стихотворении “Вьюга” показан сам процес поиска себя. Поэт борется сам с собой (о нем можно сказать: “Ум с сердцем не в ладу”). Столкновение с самим собой происходит уже в первой строфе:
Тень за тенью бежит – не догонит,
вдоль по стенке
· Лежи, не ворчи.
Стонет ветер? И пусть себе стонет
·
Иль тебе не тепло на печи?
Автор как бы пытается поймать себя на чем-то, спровоцировать на искренность. Но не все так просто, и этот вопрос, как и все последующие, остается без ответа. Впрочем, это уже стало традиционным для него, ведь, если вспомнить, так же он поступал и в предыдущем стихотворении “Россия”. Кроме того, в глаза бросается еще одна деталь – ветер, который внезапно меняет свой характер, становясь вьюгой. Ветер – это традиционный образ Блока. То есть, и в стихотворении “Вьюга” мы вновь встречаем черты его творчества. Как известно, образ ветра проходит через всю лирику Блока, часто встречаясь в его произведениях, возьмем ли мы ранние стихи писателя или же те , которые были написаны позже, когда к нему уже пришла известность. В качестве примера можно привести такие стихотворения, как “Ветер принес издалека
·” (1901) или “Утихает светлый ветер
·” (1905), или одно из лучших его произведений – “Дикий ветер
·” (1910). Завершающим же звеном в этой цепи является поэма “Двенадцать”, написанная в январе 1918 года. В “Двенадцати” автор показывает нам мир, в котором господствует ветер. Сравним, к примеру, “Вьюгу” Набокова с поэмой Блока “Двенадцать”. В обоих произведениях ветер является ключевым образом, к тому же характер его меняется, но по-разному. Если у Блока это происходит постепенно, на протяжении всей поэмы, то Набоков изменяет характер ветра внезапно, при чем делает это неединожды:
Стонет ветер все тише и тише
·
Да как взвизгнет! Ах, жутко в степи
·
Завтра будут сугробы до крыши
·
То-то вьюга! Да ну ее! Спи.
Ветер у Набокова, так же как и у Блока – это хаос, стихия,не знающая преград, движение, которое мы не в состоянии контролировать. Возможно, поэтому Набоков испытывает страх перед этим движением:
Что ж не спится? Иль ветра боюсь?
В “Двенадцати” ветер не страшен, убедиться в этом можно, взглянув на эпитеты и глаголы, относящиеся к нему: “Завивает ветер белый снежок”, “Ветер хлесткий!”, “Ветер веселый и зол, и рад”, “
· свищет ветер
·”, “Гуляет ветер, порхает снег
·”. Но стоит ему только изменить свой характер, как он сразу становится грозным оружием природы:
И вьюга пылит им в очи
Дни и ночи
Напролет
·.
В блоковской поэме параллельно с изменением характера стихии изменяется и ее отношение к героям поэмы – красноармейцам. Стихия становится их врагом. Используя переход от ветра к вьюге, автор показывает, что стихия начинает сопротивляться красноармейцам, которые, в свою очередь, олицетворяют режим, сложившийся в стране в период гражданской войны. У Набокова ветер – это тоже стихия, но олицетворяющая Русь:
Это – Русь, а не вьюга степная!
Это корчится черная Русь!
Стихотворение “Вьюга” было написано, как я уже упоминала выше, в 1919 году, в то время, когда уже вовсю полыхал пожар гражданской войны. Характер же стихии в нем изменяется столь часто в связи с тем, что автор находится в смятении, будучи неуверенным, хватит ли у Руси сил для сопротивления. Автор как бы спорит сам с собой, сам себя переубеждает.
Набоков называет Россию “черной” (“Это корчится черная Русь!”). Я думаю, что за словосочетанием “черная Русь” у Набокова возникал образ рабыни. Он представлял Русь порабощенной.