М.А.Шолохов – судьба человека

М.А. Шолохов. Судьба человека (отрывок).

Из рейса, бывало, вернешься в город
· понятно, первым делом в чайную: перехватишь чего-нибудь, ну, конечно, и сто грамм выпить с устатка. К этому вредному делу, я уже пристрастился как следует
· И вот один раз вижу возле чайной этого мальчишку, на дугой день
· опять вижу. Этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытый пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки
· как звездочки ночью после дождя! И до того он мне полюбился, что я уже чудное дело, начал скучать по нем, спешу из рейса поскорее его увидеть. Около чайной он и кормился
· кто что даст.
На четвертый день прямо из совхоза, груженый хлебом, подворачиваю к чайной. Парнишка мой там сидит на крыльце, ножками болтает и, по всему видать, голодный. Высунулся я в окошко, кричу ему: “Эй, Ванюшка! Садись скорее на машину, прокачу на элеватор, а оттуда вернемся сюда, пообедаем”. Он от моего окрика вздрогнул, соскочил с крыльца, на подножку вскарабкался и тихо так говорит: “А вы откуда знаете, дядя, что меня Ваней зовут?” И глазенки широко раскрыл, ждет, что я ему отвечу. Ну я ему говорю, что я, мол, человек бывалый и все знаю.
Зашел он с правой стороны, я дверцу открыл, посадил его рядом с собой, поехали. Шустрый такой парнишка, а вдруг чего-то притих, задумался и нет-нет да и взглянет на меня из-под длинных своих загнутых кверху ресниц, вздохнет. Такая мелкая птаха, а уже научился вздыхать. Его ли это дело? Спрашиваю: “Где же твой отец, Ваня?” Шепчет: “Погиб на фронте”.
· “А мама?”
· “Маму бомбой убило в поезде, когда мы ехали”.
· “А откуда вы ехали?”
· “Не знаю, не помню
·”
· “И никого у тебя тут родных нету?”
· “Никого”.
· “Где же ты ночуешь?”
· “А где придется”.
Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: “Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! Возьму его к себе в дети”. И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло. Наклонился я к нему, тихонько спрашиваю: “Ванюшка, а ты знаешь, кто я такой?” Он и спросил, как выдохнул: “Кто?” Я ему и говорю так же тихо: “Я
· твой отец”.

Анализ сложного синтаксического целого

Объем составляет 31 предложение.
Микротема ССЦ: в маленьком Ванюшке герой рассказа М.А. Шолохова обрел нового своего сынишку и вместе с ним
· снова веру в жизнь, в будущее. Заголовок “Не порознь”
Границы зачина совпадают с I абзацем; зачин (повествовательного типа) подготавливает к восприятию основного содержания.
Границы концовки совпадают с границами последнего абзаца.
Связи между предложениями по виду:
Параллельная (И вот один раз вижу возле чайной этого парнишку, на другой день
· опять вижу);
Цепная (
·вижу возле чайной этого парнишку
· Этакий маленький оборвыш
· Около чайной он и кормился, – кто что даст. Парнишка
· по всему видать
·голодный
·);
Смешанная (Наклонился я к нему
· “ты знаешь, кто я такой?” Он и спросил
·: “Кто?” Я ему и говорю
·: “Я
· той отец”.
Смысловое ядро ССЦ
· возникновение сильного отцовского чувства и акцентирование внимания на важности и неповторимости встречи Андрея Соколова и маленького Вани
· формируется опорными словами: он мне полюбился; я начал скучать по нем; спешу поскорее его увидеть; парнишка мой; возьму его к себе в дети; я
· твой отец.
Сложное синтаксическое целое имеет ярко выраженную эмоционально-экспрессивную окраску. Образ мальчика, с какой любовью созданный Шолоховым, как бы соткан из самых сокровенных слов Соколова, согрет его мыслями и чувствами. Система изобразительных средств включает в себя и метафоры (закипела
·слеза), и эпитеты (горючая слеза).
ССЦ имеет межстилевой характер: художественный и разговорный стили переплетены. Образность как признак художественного стиля ярко проявилась в создании портрета, характера Вани. Этот образ соткан постепенно
· мелкими, но точными языковыми штрихами, изображающими внешность Вани (глазенки широко раскрыл; нет-нет да и взглянет на меня из-под длинных своих загнутых кверху ресниц), темперамент (шустрый такой парнишка; от моего окрика вздрогнул, соскочил с крыльца, на подножку вскарабкался), детскую непосредственность (“А откуда вы знаете, дядя, что меня Ваней зовут?”), глубину его не по летам тяжелых переживаний (“Такая мелкая птаха, а уже научился вздыхать”), неугасающую веру в жизнь, в свое счастье (“личико все в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки
· как звездочки ночью после дождя!”). Этот словесный образ основан на приеме контрастного изображения
· антитезы: грязный, как прах, нечесаный, а глазенки
· как звездочки ночью после дождя, т.е. чистые, яркие, “умытые”.
При описании поведения Ванюшки и его душевного состояния Шолохов использует образные сравнения, близкие Соколову, его внутреннему миру: “Он и спросил, как выдохнул: “Кто?” Я ему и говорю так же тихо: “Я
· твой отец”.
Одним из важнейших стилистических приемов, раскрывающих микротему и находящих непосредственное отражение в языке, является постепенное изменений обозначений, описание одного и тог же лица, в данном случае
· Вани: парнишка
· оборвыш
· Ванюшка
· “Возьму его к себе в дети”.
Нежное, отцовское отношение Соколова к мальчику передается с помощью слов с суффиксами уменьшительно-ласкательного значения: личико, глазенки (как звездочки), парнишка, ножонки, Ванюшка.
О себе Соколов говорит мало и скупо. Его переживания связаны с мыслями о судьбе мальчика: “Закипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: “Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать!”
Тропы
· метафора “перехватить чего-нибудь (в чайной); междометия “груженый хлебом, подворачиваю к чайной; сто грамм выпить”; символ “на душе стало легко и как-то светло”
· убедительно подтверждают стилистику ССЦ.
Отметим также мастерское владение автора еще одним образным средством
· сравнением (грязный, как прах, глазенки
· как звездочки ночью после дождя). Маленький мальчик сравнивается с птенцом (“такая маленькая птаха”). Очень экспрессивно-выразительно сравнение “спросил, как выдохнул”.
Синтаксис ССЦ изобилует многочисленными фактами разговорной речи. Вводные слова и вставные предложения имеют разнообразные функции, выражая уверенность (
·сидит
·и, по всему видать, голодный), первоочередность того или иного действия (первым делом), указание на ранее сказанное (мол).
Столь же характерны для разговорной речи и эллиптические предложения с легко подразумеваемыми, не представленными в тексте членами: “Из рейса, бывало, вернешься в город
· понятно, первым делом в чайную
·”
Ярко выраженный разговорный характер имеет синтаксический строй предложения “Около чайной он и кормился, – кто что даст”, в котором в качестве второстепенного члена (кормился чем, кормился как) выступает целая фразеологическая единица оценочного характера, присоединяема по законам “сцепления” синтаксических единиц разговорной речи.
Предложение “Такая мелкая птаха, а уже научился вздыхать” интересно синтаксическим согласованием по смыслу: существительное женского рода употребляется как оценочное значение лица мужского пола (мальчика), поэтому сказуемое оказывается в форме мужского рода: птаха, а научился (а не научилась) вздыхать.
Лексика ССЦ подтверждает стилистическую отнесенность текста.
Понятно
· разг. конечно, разумеется.
Первым делом
· разг. в первую очередь, прежде всего.
Перехватить
· (что-нибудь и без дополнения)
· разг. , перен.
наскоро съесть что-нибудь.
Сто грамм – разг. сто граммов водки.
Устаток
· прост. усталость .
Оборвыш – разг. человек в изорванной одежде, в лохмотьях (чаще о ребенке).
Чудное дело – разг. странное дело (= сам удивляюсь).
Прах
· в сравнении “грязный, как прах”: очень грязный (в диалектном употреблении слово “прах” выступает в значении “земля”, “пыль”.
(Кормился) кто что даст – разг. тем, что давали, чем придется.
Вскарабкался – разг. влезть наверх с трудом, цепляясь руками.
Бывалый – разг. много видавший и испытавший, с большим жизненным опытом.
Шустрый – разг. живой, бойкий, проворный.
Птаха – разг. небольшая, обычно певчая птица; зд. прен. ласковое обозначение ребенка.
Горючий – разг. и нар.-поэт. в сочетании “горючие слезы” (“горючая слеза”) употребляется в значении “горький”, т.е. горькие слезы, горькая слеза.
Автор использует различные средства связи между предложениями.
Лексические:
синонимы контекстуального характера (
·сто грамм выпить с устатка. К этому вредному делу
·я уже пристрастился
·”
слова и выражения ассоциативного характера (
·глазенки
· как звездочки ночью после дождя. И до того он мне полюбился
·)
Синтаксические:
повтор ( – “А мама?”
· “А маму бомбой убило в поезде
·”)
местоимение (Парнишка мой там сидит
· .
·кричу ему
·)
обстоятельственные слова ( – “Где же ты ночуешь?”
· “А где придется”)
начинательные союзы (
· я уже пристрастился как следует. И вот один раз
·)
неполное предложение (
·”Где же твой отец
·?” “
·Погиб на фронте
·”)
Морфологические:
Видо-временная соотнесенность сказуемых (подворачиваю к чайной
· кричу ему
· .) Глагол-сказуемые употреблены в форме 1 л. ед.ч. наст.вр., несов.вида.
По функции сложное синтаксическое целое является повествованием с элементами описания и рассуждения, так как ведется рассказ о событиях, развивающихся во времени. Особенностью ССЦ является сказовая форма. Сказ как форма повествования в духе языка и характера героя является важнейшим художественным средством создания образа героя, субъективации его речи.
Композиционные особенности синтаксического сложного целого.
Перед нами повествование с прямой последовательностью развития действия, ведущееся от первого лица. В текст вставлены сообщения о событиях, которые протекали до момента развития действия.
Первые два предложения ССЦ рисуют экспозицию
· знакомство с обстановкой, предшествующей действию. Третье предложение содержит завязку
· событие, знаменующее начало развития действия. Четвертое предложение представляет собой описание
· словесное изображение внешности маленького героя, его характерных признаков. Используются образные средства языка (сравнения), преобладают именные конструкции. Дается авторская оценка. С пятого по семнадцатое предложение идет развитие действия в прямой хронологической последовательности. Языковой особенностью этой части ССЦ является преобладание глаголов, называющих последовательно протекающие действия, слова других частей речи со значением времени (на четвертый день). Предложения с семнадцатого по двадцать пятое вновь содержат сообщения о событиях, которые протекали до момента развития действия Диалог, нарушающий прямую хронологию событий, является своеобразным тезисом (Ваня так же одинок, как герой
· рассказчик) и аргументом. Двадцать седьмое предложение является выводом, заключением по поводу тезиса (Возьму его к себе в дети). Тридцать первое, последнее предложение
· кульминация текста. Развязка вынесена за пределы ССЦ.
Сказовая форма повествования доказывается и языковыми особенностями: глагол является ведущей частью речи. Глаголы сов.вида, прош.вр., преобладающие в ССЦ (полюбился, вздрогнул, соскочил, вскарабкался и т.д.) предают смену событий, их последовательность и результат. Глагол несов.вида, прош.вр. (кормился) подчеркивает длительность действия. Глаголы наст.вр. представляют события как бы происходящими на глазах читателя (вижу, сидит, болтает (ножонками) и т.д.)
Таким образом, взятое для анализа сложное синтаксическое целое характеризуется композиционной и смысловой оригинальностью и отточенностью художественной формы.

Литература.
Русский язык. Универсальное учебное пособие. Под редакцией Соболевой И.А.
Новиков Л.А. Художественный текст и его анализ.
· М.Ю, 1988.
Русский язык. Энциклопедия.
· М., 1978.

H Заголовок 1H Заголовок 2: Заголовок 3L Заголовок 4Ў:Основной шрифт абзацат^Основной текст с отступомbОсновной текст с отступом 2DВерхний колонтитул,Номер страницыюра@C:DataШолохов.asdюра@C:DataШолохов.asdюра@C:DataШолохов.asdюраC:Мои документыШолохов.docюраC:Мои документыШолохов.docюраC:Мои документыШолохов.docюраC:Мои документыШолохов.docюраA:Шолохов.docGera Abramov#C:столШолохов.docМаринаTC:столитоги 1ЛитератураР141 М.А.Шолохов – судьба человека(к).