ОБЩАЯ И ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Введение
Понятие общей и индивидуальной профилактики преступлений
Понятие индивидуальной профилактики преступлений
Система мер индивидуальной профилактики преступлений
Заключение
Список литературы
Введение
Предупреждение преступности представляет собой сложный комплекс разнообразных мер упреждающего воздействия на все, что порождает, воспроизводит это социально негативное явление, определяет его неблагоприятные тенденции, качественно-количественные характеристики. Соответственно по уровню, масштабу, содержанию, стадиям, другим основаниям и признакам выделяются разнообразные виды и формы предупреждения преступности, многочисленные разновидности предупредительных мер: общесоциальное и специально-криминологическое предупреждение, профилактика, предотвращение и пресечение преступлений и др.
Решение задач предупреждения преступности может быть, как свидетельствует отечественный и зарубежный опыт, организовано по-разному. При всех вариантах различий наиболее значимыми являются два из них. Это, во-первых создание структур (служб, подразделений), специализирующихся только на предупредительной деятельности. Например, в недалеком прошлом в органах внутренних дел действовала, по всей вертикали системы, самостоятельная служба профилактики преступлений. В некоторых зарубежных странах создаются организационные структуры, специализирующиеся исключительно на виктомологической профилактике или даже отдельных ее видах. Во-вторых, задачи предупреждения преступности могут возлагаться на субъектов, которые в том или ином объеме выполняют иные функции. В настоящее время в нашей стране предпочтение отдано второму варианту организации предупредительной деятельности (за некоторыми исключениями, относящимися к органам внутренних дел).
В нашей работе будет рассмотрен один из видов предупредительных мер
· индивидуальная профилактика преступлений.

Понятие общей и индивидуальной профилактики преступлений
Деятельность субъектов профилактики преступлений представляет собой систему взаимосвязанных предупредительных мер. Эти меры отличаются значительным разнообразием содержания, формы, конкретных задач, на решение которых они направлены. Тем не менее все предупредительные меры могут быть сведены в несколько основных классов или, иначе говоря, видов профилактики преступлений. Вопрос о том, каковы эти виды, решается в литературе по-разному.
В монографии «Теоретические основы предупреждения преступлений» понятие вида профилактики преступлении прямо не обсуждается, однако из всей совокупности предупредительных мер выделяются специально-криминологические меры. Упоминание о специально-криминологических мерах как некотором классе всех предупредительных мер, естественно, предполагает существование иного их класса, т. е. неспециально-криминологических мер профилактики преступлений. Такие (неспециально-криминологические) меры многие авторы именуют общесоциальными или просто общими.
Более сложное описание структуры предупредительной деятельности предлагает Г. А. Аванесов. Он подразделяет профилактику преступлений на четыре вида: общую, специальную общую, специальную и индивидуальную, отмечая, что общая профилактика осуществляется «в самом народнохозяйственном и культурном строительстве, в рациональной организации труда, отдыха, быта, воспитания и т. д., то есть по сути во всех сферах жизнь людей». В более поздней работе Г. А. Аванесов дал профилактику преступлений на моральную, уголовно-правовую, криминологическую и специальную .
Оценка приемлемости указанных подходов к структуре профилактики преступлений зависит от того, в каком смысле, широком или узком, истолковывается само понятие профилактики. Если придерживаться той точки зрения, что наиболее общие меры социального развития, к числу которых относится, в частности, рациональная организация труда, отдыха, быта, воспитания, находятся за пределами профилактики преступлений как таковой, то приходится отказаться от деления последней на общесоциальную и специальную (или специально-криминологическую). Равным образом признание профилактики преступлений особым видом социального управления, отличным от отправления правосудия по уголовным делам, не позволяет считать, что уголовно-правовая профилактика, т. е., по определению, «профилактика, осуществляемая в рамках уголовного права»,
· это один из видов предупредительной деятельности.
Вместе с тем внутри системы профилактики преступлений, понимаемой как целенаправленная предупредительная деятельность, отчетливо усматриваются различия между мерами, ориентированными на устранение более или менее безличных криминогенных факторов, и мерами, «адресованными» конкретным лицам, от которых можно ожидать уголовно-противоправного поведения. Многие авторы именуют первый из названных классов мер общей, а второй
· индивидуальной профилактикой преступлений .
Деление профилактики преступлений на два вида
· общую и индивидуальную
·прочно закрепилось в практике, особенно в практике деятельности органов внутренних дел. Ряд нормативных актов МВД СССР указывает на особенности организации, информационного обеспечения, тактики общей и индивидуальной профилактики преступлении, формулирует задачи, стоящие Перед каждым из этих видов предупредительной деятельности. Все это свидетельствует о реальности и практической значимости различий между названными видами предупредительной деятельности.

Понятие индивидуальной профилактики преступлений
Как указывал Ф. Энгельс, все побудительные силы, вызывающие действия человека, должны пройти через его голову, превратиться в побуждения его воли. Это принципиальное положение философии полностью относится и к такой специфической разновидности поведения, какой является преступное поведение.
Причины преступлений, каковы бы они ни были, к какой бы сфере социальной действительности ни относились, действуют только опосредствованно
·через личность виновного. Воздействия, оказываемые на личность внешними факторами, сами по себе не вызывают преступного поведения; уголовно наказуемое деяние есть в конечном счете акт человеческой воли. Поэтому профилактика преступлений в одном из своих главных аспектов
· это предупреждение определенных форм человеческого поведения. Иными словами, с учетом активной роли личности в генезисе преступного поведения, предупредительное воздействие должно оказываться не только на внешние по отношению к личности факторы, но и на саму личность.
Совокупность взаимосвязанных воспитательных и иных мер воздействия, применяемых к лицу в целях предотвращения совершения им преступлений, представляет собой индивидуальную профилактику преступлений.
Известно, какое большое внимание уделяет социалистическое общество воспитанию своих членов. В партийных решениях постоянно подчеркивается значение идейного воспитания граждан, формирования нового человека. Именно через коммунистическое воспитание реализуются в первую очередь объективные возможности ликвидации преступности, заложенные в самих основах социалистического общества.
Было бы, однако, неверно отождествлять коммунистическое воспитание, проводимое на индивидуальном уровне, с индивидуальной профилактикой преступлений. Воспитательное воздействие осуществляется в отношении каждого советского человека. Цель такого воздействия
· формирование достойного строителя коммунизма. Об индивидуальной профилактике преступлений речь должна вестись лишь применительно к тем членам общества, от которых можно ожидать уголовно-противоправного поведения, т. е. к относительно узкому кругу лиц. Индивидуальная профилактика, будучи одним из элементов системы коммунистического воспитания граждан, решает ограниченную и частную задачу
· не допустить, чтобы человек дошел до самой крайней степени антиобщественного поведения, каковым является совершение деяний, запрещенных уголовным законом.
Соответствующее требованиям закона поведение личности может быть обусловлено разными причинами. В подавляющем большинстве случаев такой причиной является солидарность личности с законом: требования, предъявляемые законом, суть в то же время требования, предъявляемые человеком к себе самому. Иными словами, в условиях социалистического общества социальный (внешний) и этический (внутренний) контроль, как правило, совпадают в своих основных чертах.
В некоторых же случаях отвечающее требованиям закона поведение представляет собой результат страха перед наказанием или иных обстоятельств, не указывающих на солидарность личности с законом. Так, у многократных рецидивистов деградация личности заходит подчас столь далеко, что они утрачивают способность к любой целенаправленной деятельности, включая деятельность преступную.
Принципиальная разница между поведением первого и второго типа совершенно очевидна. Уважение к праву, к закону должно быть личным убеждением каждого человека. Для социалистического общества отнюдь не безразлично, почему его граждане в целом и любой из них в отдельности соблюдают закон.
Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, необходимо обратиться к понятию социализации, т. е. процесса формирования личности, приспособления ее к жизни в обществе, основывающегося на обучении и воспитании, дающего возможность усвоить социальные нормы и сознательно действовать в их рамках.
Человек считается зрелым не тогда, когда он вполне оформится биологически, но лишь тогда, когда будет принимать на себя ответственность и контролировать собственные поступки. «Личность социализирована, следовательно, когда она способна участвовать в согласованных действиях на основе конвенциональных (в данном случае
·признанных обществом.
·Ю. Б.) норм». Социализация
·это процесс развития, протекающий на протяжении всей жизни человека.
Становится, таким образом, ясно, что совпадение внешнего и внутреннего (этического) контроля есть результат нормально протекающей социализации личности индивида, в ходе которой он не просто понял, какие требования предъявляет к нему общество, но начал рассматривать эти требования в качестве своих собственных. И наоборот, противоречия между внешним и внутренним контролем представляют собой следствие и выражение нарушений процесса социализации личности. Иначе говоря, в той степени, в какой человек ориентирован на соблюдение определенных норм именно потому, что сам оценивает их как справедливые, а не только потому, что за нарушение этих норм ему грозит наказание, в той степени он и социализирован .
Из сказанного вытекает два вывода. Во-первых, если личность недостаточно социализирована, даже малозаметное изменение внешних условий (например, возникшая надежда на безнаказанность) может привести к преступлению. Вполне надежным, с точки зрения соблюдения правопорядка, является только поведение хорошо социализировавшегося лица, которое всецело находится на стороне правопорядка, поддерживает его по личному убеждению.
Во-вторых, необходимость в индивидуальной профилактике преступлений возникает в тех случаях, когда социализация определенного лица протекала неудовлетворительно. Конечная цель индивидуальной профилактики преступлений в том, собственно, и состоит, чтобы устранить допущенные на более ранних стадиях формирования личности дефекты социализации, привести внутренний контроль в соответствие с внешним.
Наряду с указанной конечной целью у индивидуальной профилактики преступлений есть промежуточная цель. Таковой является усиление внешнего контроля за поведением профилактируемого лица до уровня, обеспечивающего соблюдение требований уголовного закона, невзирая на сохраняющиеся у данного лица дефекты этического контроля.
Индивидуальная профилактика преступлений представляет собой сложную, многоплановую деятельность. Достижение стоящих перед ней целей «одним ударом» невозможно. Здесь требуется последовательное решение ряда частных задач; первой из них является выявление лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений.
Выявление лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений (т. е., иначе,
· тех, которые нуждаются в профилактическом воздействии), есть в сущности не что иное, как прогнозирование индивидуального преступного поведения. Одни авторы считают такое прогнозирование принципиально невозможным, другие признают, что теория и методика прогнозирования индивидуального преступного поведения делают только первые шаги. Можно ли, учитывая неразработанность вопроса в научном плане, считать возможным получение достаточно надежного знания в практике профилактики преступлений?
На наш взгляд, на этот вопрос следует ответить положительно, если под выявлением лиц, нуждающихся в профилактическом воздействии, понимать накопление некоторого минимума информации, необходимой и достаточной для того, чтобы сделать вывод о вероятности совершения ими преступлений. Такой минимум образуют сведения о существенных отклонениях в поведении лица
· его неправильном отношении к общественно полезной деятельности, окружающим людям, закону, правилам социалистического общежития и т. п. Таким образом, речь идет не о попытках «заглянуть в глубины сознания», а об установлении конкретных фактов, не требующем ни новой теории, ни особых методических приемов.
Если известно, что данное лицо не работает без уважительных к тому причин, правомерен вывод об отрицательном его отношении к общественно полезной деятельности; если лицо уже совершало правонарушения, правомерен вывод о его негативистском отношении к социальным нормам и ценностям. Словом, как писал И. П. Павлов, «важнее знать внешнее поведение человека, чем гадать о его внутреннем состоянии со всеми его комбинациями и колебаниями».
Индивидуальная профилактика преступлений осуществляется в двух формах
· непосредственной и ранней профилактики. «Преступления,
· отмечает Г. А. Аванесов,
· как правило, совершаются не вдруг… им предшествует чаще всего длительное антиобщественное поведение… Возникает, таким образом, необходимость осуществления не только непосредственной профилактики (когда объектом профилактического воздействия выступает лицо, находящееся, условно говоря, в состоянии, близком к совершению преступления), но и ранней профилактики (здесь объектом воздействия является личность, характеризуемая отрицательно, находящаяся, однако, на стадии, говоря условно, еще отдаленной от совершения преступления)».
Различие между непосредственной и ранней профилактикой не вызывает сомнений. Но трудность состоит в нахождении явного критерия, позволяющего хотя бы приближенно оценить, в каком, близком или далеком от совершения преступления, состоянии находится определенное лицо. Поскольку с нахождением такого критерия связан в известной мере выбор мер индивидуального профилактического воздействия, данный вопрос представляет серьезный интерес для практики.
Думается, что о непосредственной профилактике преступлений следует вести речь в тех случаях, когда профилактируемое лицо уже совершало преступления либо серьезные административные проступки. Только достоверно установленные факты противоправного поведения дают достаточные основания полагать, что лицо приближается к тон грани, за которой находится преступление.
Другие, менее опасные формы отклоняющегося поведения могут служить признаком, указывающим, что данное лицо нуждается в мерах раннего профилактического воздействия. Так, оставление подростком учебы или систематическое злоупотребление спиртным со стороны взрослого человека указывает на необходимость ранней профилактики преступного поведения этих лиц.
Индивидуальное профилактическое воздействие должно оказываться не только, а иногда даже не столько на личность саму по себе, сколько на личность в ее связях с социальной микросредой, ближайшим окружением, т. е. на систему «личность
·микросреда».