Москва и Лондон ХVII в

Содержание

“” . История Москвы XVII в.
“” .1. Экономическая жизнь Москвы ХVII в.
“” .2. Москва – Политический центр страны XVII в.
“” .3. Восстания «бунташного века»
“” . История Лондона XVII в.
“” .1. Англия
· колыбель капитализма
“” .2. Промышленность, торговля Англии и ее столицы
“” .3. Революция 1640
·1653 гг.
“” .4. Конституционный этап (1640
·1642)
“” .5. Первая гражданская война (1642
·1646)
“” Список использованной литературы

1. История Москвы XVII в.

1.1. Экономическая жизнь Москвы ХVII в.
Тяжелые последствия бурных событий начала XVII в. долго давали о себе знать. В разных частях государства лежали «в пусте» сотни тысяч гектаров пашни. Десятки городов, сотни селений были разорены, сожжены или разграблены. Пострадавшие жители разбрелись в поисках крова и пропитания. Потребовались неимоверные усилия людей труда, чтобы жизнь постепенно вошла в обычное русло.
Москва после освобождения являла собой страшное зрелище: во многих местах города
·пепелища, пустыри, заросшие бурьяном, следы разрушений. Кое-кто из иностранцев, посещавших тогда Москву, полагал, что город погиб и ему не суждено возродиться. Но народ поднял Москву из руин. Постепенно оживилась хозяйственная жизнь столицы, вновь зашумел в центре города знаменитый в России и за ее пределами московский торг. За это столетие Москва не раз была свидетелем народных восстаний, доставивших много хлопот правящим верхам. Возвысилась роль
Москвы как важнейшего политического центра многонационального Российского государства. Это отразилось и на составе ее населения. К исходу XVII в. Москва становится столицей огромного государства, владения которого простирались до берегов Тихого океана.
Город заметно разросся, похорошел. Уплотнилась застройка его центральных районов. Это сопровождалось постепенным вытеснением оттуда простолюдинов. В пределах Белого города возникают кварталы аристократии. Гораздо чаще, чем ранее, можно было встретить каменные церкви и жилые дома знати и богатых купцов. Но в подавляющем большинстве, как и преж
де, московские дома были деревянными. Правительство особенно заботилось о благоустройстве Кремля и ведущих к нему улиц. Здесь было чище, чем в других частях города, где деревянные мостовые мало спасали от грязи и пыли в летнюю жару, а в ненастье доставляли много неприятностей не только пешеходам, но и лошадям.
На месте пояса сгоревших деревянных стен насыпали земляной вал, имевший проезжие ворота и башни. За земляным валом раскинулись пригородные селения. В черте этого «Земляного города» и за ней располагались многочисленные слободы. Одни из них были населены служилыми людьми
·стрельцами, пушкарями и т. д. В других жили ремесленники и торговцы. Множество дворов принадлежало боярам, дворянам, царской свите, дворцовому ведомству, монастырям и церковным иерархам.
Улицы города перемежались лугами, перелесками. Каждый двор имел, как правило, огород, в котором разводили овощи и фруктовые деревья. В царских садах выращивали декоративные и лекарственные растения. В Измайлове даже предпринимались попытки возделывания виноградников и бахчей. Сочетание городских и сельских пейзажей создавало особый колорит. Обилие церковных глав, возвышавшихся во многих частях Москвы, стены и башни городских укреплений, монастырей придавали столице величественный и вместе с тем живописный вид, восхищавший современников-иностранцев.
Обстоятельные описания Москвы XVII столетия оставили А. Олеарий (немецкий ученый и путешественник), А. Мейерберг (австрийский дипломат) и др. Сохранились записки о России и ее столице английских, итальянских,голландских, шведских и датских авторов. Сочинения Олеария и Мейерберга сопровождались гравюрами видов Москвы, а также планами города. Эти книги пользовались большим спросом у иностранных читателей. За короткое время труд А. Олеария переиздавался 17 раз. На одном из рисунков в книге Мейерберга изображен вид «первенствующего и обширнейшего по всей России города Москвы с находящимся посреди него великокняжеским столичным замком, именуемым Кремлем». По мнению этого автора, Москва по обилию и дешевизне всевозможных продуктов и изделий «равняется со всеми краями земли, славящимися благорастворенным климатом, богатством произведений, трудолюбием и промышленностью своих жителей». Иностранный наблюдатель отметил удобное географическое положение Москвы, позволявшее поддерживать торговлю со всеми областями государства “посредством больших рек”, хотя город и был отдален от морей.
200 тыс. человек. Число постоянных жителей росло сравнительно медленно. Причина тому
·частые стихийные бедствия: пожары, эпидемии (особенно страшными были общегородские пожары 1626 и 1648 гг., а также чума 1654 г.), высокая смертность. Но в то же время увеличивалось количество временных жителей столицы
· приходящих на заработки крестьян и посадских.
Население Москвы стало еще более многонациональным. В мещанских слободах и на Маросейке поселилось немало украинцев и белорусов. В Замоскворечье обитали татары. Были кварталы, населенные армянами, грузинами, греками. Многолюдной стала Немецкая слобода, где жили выходцы из стран Западной и Северной Европы
·немцы, голландцы, англичане, датчане, шведы и др.
Москва упрочила свое положение главнейшего экономического центра России. Здесь были представлены едва ли не все известные тогда ремесла, начиная от изготовления незатейливых предметов хозяйственного назначения и кончая изделиями высокохудожественной, тонкой работы, требующей филигранного мастерства. Широкой славой пользовались, к примеру, московские мастера литейного дела. Они изготовляли колокола-гиганты, не имевшие себе равных.
Ремесленный люд продолжал жить в слободах и «сотнях» по профессиональному признаку: бронники, кузнецы, гончары, ткачи, кожевники, хлебники, оружейники и т. д. Современная топография Москвы сохранила немало подобных старинных названий. Но со временем нарушалось такое расселение ремесленников, свойственное средневековой эпохе. Однако это не влияло на дальнейшее выделение все новых ремесленных специальностей. Росли потребности общества, усиливалась связь ремесла с рынком.
Во второй половине XVII в. в московском ремесле насчитывалось более 250 самостоятельных профессий. Это влияло и на характер сбыта. На рынок поступали не только полностью готовые изделия, но и «полуфабрикаты», детали. Можно было купить сапоги или башмаки, а отдельно
·голенища, подошвы, шнурки и гвозди. Желающие построить жилище имели возможность на лубяном торгу приобрести не только готовый сруб, но и все прочее из сборных деталей, ладно пригнанных друг к другу. Продавали даже небольшие домашние церкви
·«обыденки». Торговцы умело орудовали в этой обстановке, ремесленники очень часто оказывались в финансовой зависимости от них, чему способствовали оптовые регулярные закупки продукции, выдача денег в заем и т. д. Городская беднота все более оттеснялась от участия в делах посадской общины. В ней верховодили богатеи-купцы и зажиточные ремесленники, норовя возложить на низшие слои сограждан основную тяжесть многочисленных повинностей и платежей. Обострилась борьба между посадской верхушкой и малоимущими слоями города, что проявлялось в ходе народных восстаний.
Размах московского торга поражал современников. Здесь можно было встретить жителей едва ли не всех местностей страны. Сюда сухопутьем и по воде возили меха из Сибири, соль с Урала, рыбу из Поволжья, хлеб из Орла. Прибывали суда и обозы, гнали табуны коней. Купцы из других европейских и восточных стран подолгу жили в Москве. Тут находились торговые ряды, где продавали всевозможные товары
· отечественные и зарубежные.
Торговые ряды (их насчитывалось до 120) были строго специализированы по видам товаров. Здесь в любое время года было многолюдно и шумно. Постоянным спросом пользовались книги, печатные и рукописные.
Новой чертой экономического облика столицы стали первые крупные промышленные предприятия
· мануфактуры. На них вырабатывались ткани, изделия из кожи и стекла, писчая бумага, строительные материалы. Наряду с мужчинами на некоторых мануфактурах трудились женщины. Но эти предприятия, как правило, обслуживали нужды казны, царского двора. На рынке их продукция появлялась еще редко.

1.2. Москва – Политический центр страны XVII в.
После изгнания польско-литовских интервентов из России Москва вновь стала политическим центром страны. Земский собор 1613 г. возвел на царский престол представителя боярской аристократии из рода Романовых
· Михаила Федоровича, 17-летнего юношу, недалекого и слабовольного. Тем не ” менее этот акт имел политические последствия огромной важности, так как он означал, что иностранным претендентам на русский трон путь закрыт. Российская государственность сохранилась.
По мере укрепления царской власти все реже созывались в Москве земские
соборы, которые в первые годы правления новой династии были почти постоянным органом. Соборы рассматривали вопросы войны и мира, сбора новых налогов. В 1649 г. Земский собор утвердил общероссийское законодательство («Соборное уложение»), где нашло подтверждение господствующее положение феодалов и крепостное состояние крестьян. Для горожан «Соборное уложение» означало прикрепление к государеву тяглу в местной посадской общине. Одновременно были несколько потеснены позиции светских и духовных феодалов в городах. В Москве до 1500 дворов, принадлежавших боярам, дворянами церковникам, были отобраны в тягло. В 1653 г. Земский собор принял важное решение о воссоединении Украины с Россией. Два братских народа соединились в рамках Российского государства. Это вызвало длительную войну с Речью Посполитой, не желавшей терять украинские земли.
Во второй половине XVII в. практика созыва земских соборов пресекается. Олигархический совет при царе
· боярская дума со временем также теряет свое значение. Царская власть, возвышаясь, все более опирается на поддержку широких кругов дворянства и чиновников государственного аппарата. С необыкновенной торжественностью и великолепием совершаются царские выходы, призванные возвеличить власть и могущество монарха, вселить благоговейный трепет в души подданных.
В Москве разрастается сеть центральных правительственных учреждений
· приказов. Согласно порядкам того времени, приказы нередко управляли отдельными территориями страны. В разные концы государства из московских приказов назначались воеводы
· начальники уездов со всей полнотой военно-административной и судебной власти. Воеводы получали подробные письменные инструкции, им вменялось в обязанность регулярно отчитываться перед правительством о положении дел на местах. Все нити управления сходились в Москве, хотя воеводы зачастую правили как маленькие царьки. В Москве всегда было много ходоков
· челобитчиков из разных местностей государства. Но приказы чаще всего оставались глухи к этим просьбам, особенно тогда, когда челобитчики не давали взяток. Лихоимство было возведено едва ли не в норму деятельности центральных и местных учреждений, хотя официально взятки осуждались. На этой почве возникали всевозможные злоупотребления, проволочки в решении дел, что было метко названо в народе «московской волокитой». Управлением столицы ведал специальный Земский приказ, здание которого выходило на Красную площадь.
Как наследие прошлого сохранялась пестрая картина подсудности жителей Москвы. Население «черных» слобод и сотен в этом отношении было отделено от монастырских, патриарших, дворцовых, а те в свою очередь подчинялись особым ведомствам. Это создавало большие неудобства.
Москва продолжала быть религиозным центром православной церкви в России. Но политические позиции церковников сильно пошатнулись. Попытка главы церкви патриарха Никона поставить свою власть выше царской потерпела решительное поражение. Никон был низложен и до конца своих дней находился в опале. На грани XVII
· XVIII вв. при Петре I должность патриарха была фактически упразднена.
Единодержавие царя приобретало черты абсолютной, неограниченной монархической власти. На этом пути складывались драматические ситуации в правящих верхах. В малолетство Петра I серьезные династические претензии вплоть до царской короны заявила его старшая сестра Софья. А когда Петр возмужал, Софья решила убрать его с дороги и в 1689 г. попыталась совершить государственный переворот. Петра вовремя предупредили, и он спасся. Честолюбивой царевне пришлось сдаться на милость брата и смириться с пожизненным заточением в Новодевичьем монастыре.

1.3. Восстания «бунташного века»

Столицу России не раз потрясали народные восстания. Направленные против феодалов и богатого купечества, они имели широкий отклик в стране, служили показателем острых социальных противоречий эпохи. Эти восстания привлекли внимание в ряде стран Европы, где появлялись не только газетные сообщения, но и записки очевидцев, а также ученые труды о восстаниях.
В 1648, 1662, 1682 гг. московские посадские люди поднимались на открытую борьбу со своими угнетателями. Это были лихие времена для бояр и дворян, приказных чиновников и толстосумовкупцов. Царское правительство неоднократно теряло контроль над положением дел в Москве, шло на частичные уступки, но никогда не упускало возможности
жестоко расправиться с участниками восстаний. Однако ни казни, ни пытки, ни массовые репрессии не смогли сломить воли народа к борьбе за лучшую долю.
В царствование Алексея Михайловича страна испытывала острые финансовые затруднения. Меры, принимаемые правительством (во главе него стоял фаворит царя боярин Б. И. Морозов), в их числе резкое повышение цен на соль, взимание-недоимок за прошлые годы, казну не пополнили, а тяжелое положение трудящегося населения усугубили. Подспудно зревшее недовольство летом 1648 г. вылилось в грозное восстание городских масс.
1 июня 1648 г. царь и царица возвращались с богомолья из Троице-Сергиева монастыря. От толпы, встретившей кортеж, отделилась группа людей, пытавшихся передать народное челобитье в руки Алексею Михайловичу. Ни царь, ни царица не приняли челобитья. Охрана разогнала толпу челобитчиков. В ответ посыпались камни и палки, пущенные в придворную свиту. Наиболее настойчивые последовали за царем, но их схватили и заключили в одну из кремлевских башен.
На следующий день царь Алексей, еще не придавший большого значения происходящему, участвовал в крестном ходе из Кремля в Сретенский монастырь. Во время церемонии к нему вновь двинулась группа посадских и служилых людей, чтобы снова подать челобитье. В толпе раздались возгласы о выдаче ненавистного главы Земского приказа Л. С. Плещеева и освобождении арестованных накануне. Противодействие окружавших царя бояр и приказных людей озлобило восставших. Следуя за царской свитой, многотысячная толпа ворвалась в Кремль. Поставленные по приказанию Б. И. Морозова в ружье, стрелецкие полки отказались повиноваться, заявив, что они присягали царю, а «сражаться за бояр против простого народа они не хотят». Более того, стрельцы заявили, что они «протянут руку помощи» восставшим. Дело принимало нешуточный оборот, и порядком испуганный царь был вынужден сам появиться перед народом и выслушать его требования. Держа в руках икону, Алексей Михайлович стал уговаривать восставших, «чтоб им от шуму перестать». Однако «шум» приобретал все более угрожающий характер. Толпы повстанцев ринулись, чтобы схватить наиболее ненавистных царских вельмож, приказных дельцов и богатейших купцов, «и… многие боярские домы, и стольников, и гостиные разграбили».
Однако было бы неверно утверждать, что этот погром носил разбойный характер. Имеются красноречивые свидетельства поведения восставших, которые позволяют понять социальную сущность событий. Так, разгром двора Б. И. Морозова сопровождался не расхищением награбленных им у народа богатств, а их уничтожением. Восставшие не разрешали ничего уносить с собой, крича: «То наша кровь!» И тут же уничтожали имущество.