Княгиня Ольга

Содержание

“” Введение
“” . Начало деятельности
· месть за убийство мужа
“” . Государственная деятельность
“” . Принятие Христианства
“” Заключение
“” Список литературы

Введение

На ранней заре русской истории, около тысячи лет тому назад, встречается имя женщины, которую по справедливости можно назвать матерью нашей государственности. Это
· Святая Ольга Российская, великая княгиня тогдашней Руси.
Ольга
· как и вся древность возникновения России
· находится в некотором забвении. Слишком шумное наше настоящее заслоняет огромное прошлое, делает сознание народное поверхностным, лишает его глубины. Имя Святой Ольги освещает собою и освящает многое. Оно находится как бы в истоке русской истории; оно связано с величайшими событиями в период зачатия России, именно с основанием первой династии, с утверждением у нас христианства и западной цивилизации.
В историю Ольга вошла как великая устроительница государственной жизни и культуры. Летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью благоустроения и упорядочения гражданского и хозяйственного быта. Добившись укрепления власти киевского Великого князя, ослабив влияние мешавших собиранию Руси местных «суверенитетов», Ольга централизовала управление с помощью системы «погостов». В 945 году с сыном и дружиной прошла она по Древлянской земле, «устанавливая дани и оброки», отмечая села, становища и места охоты, подлежащие включению в киевский великокняжеский домен. На другой год ходила в Новгород, устраивая погосты по рекам Мете и Луге, всюду оставляя зримые следы своей деятельности. «Ловища ее (места охоты) были по всей земле, установленные знаки, места ее и погосты,
· писал летописец,
· и сани ее стоят в Пскове до сего дня: есть указанные ею места для ловли птиц по Днепру и по Десне; и село ее Ольжичи существует и поныне».

1. Начало деятельности
· месть за убийство мужа

Когда и где родилась Ольга, в точности неизвестно. Летопись Нестора говорит: «В лето 6411, Игореви ворзастьшю и хожаше на Олзе и слушаще его; и приведоша ему жену от Плескова именем Ольгу». В последнее время было сделано маловероятное предположение, что родиной Святой Ольги была болгарская Плиска или Плескувия, но весьма древнее христианское и народное предание называют Ольгу уроженкой села Выбутина (Лыбутина) в окрестностях русского Плескова, то есть Пскова.
История не сохранила достоверных источников, свидетельствующих жизни Ольги до ее замужества. Первые упоминания о ней связаны именно с именем Князя Игоря
· ее мужа.
Начала Ольга свою деятельность с мести древлянам за смерть своего мужа и с покорения Древлянской земли. Длительная борьба Киева с древлянами, вылившаяся в конце концов в убийство киевского князя, не могла не заставить киевскую дружинную верхушку взяться за окончательное подчинение упорно сопротивляющихся древлян.
Месть за убийство мужа имела государственно-ритуальный характер. Этот раздел летописи настолько пронизан духом эпических сказаний, что, может быть, отражает не историческую реальность, а желательную форму былины-назидания. По этому сказанию события происходили так: древляне послали в Киев на ладьях (по Тетереву и Днепру) посольство, которое неожиданно сделало предложение молодой вдове стать женой древлянского князя Мала. «Послала нас Древлянская земля сказать тебе: мужа твоего убили потому, что был он словно волк, восхищая и грабя, а наши князья хороши, так как они хорошо управили Древлянскую землю. Выходи замуж за Нашего князя Мала»!
Автор сказания построил его на контрастах: сначала древляне убивают главу государства, а затем устраивают сватовство. В дальнейшем игра на контрастах продолжается. Ольга дает послам коварный совет потребовать, чтобы их несли к княгине в ладье. Доверчивые древляне принарядились и, сидя в ладье, позволили нести себя к каменному терему Ольги. А на княжьем дворе была заранее вырыта яма, в которую ввергли послов и живыми закопали в землю.
В Древлянскую землю Ольга отправила гонцов, которые передали древлянам (ничего не знавшим о расправе с первым посольством), что княгиня согласна на брак и просит прислать за ней почетное посольство из «нарочитых мужей», так как иначе киевляне не отпустят ее из Киева. Древляне «избьраша лучьшая мужа иже дьржаху Деревьску землю». Новым послам Ольга предложила по русскому обычаю вымыться в бане. Здесь древлянских послов заперли, баню подожгли, «и ту изгореша вьси».
Обе формы мести воспроизводят тогдашние погребальные обряды: путешественников, умерших в дороге, хоронили в ладьях; обычным видом погребения было сожжение в небольшом домике. Следующей стадией погребального обряда была насыпка над ладьей или над спаленной домовиной огромной курганной насыпи, и завершали все это тризна и погребальный пир.
Сказание о мести вдовы Игоря было создано как антитеза неслыханному факту убийства великого князя во время полюдья. Автор сказания, во-первых, установил отступление от обычной нормы дани, во-вторых, указал на причину такого отступления – непомерную роскошь варяжских наемников и зависть русских дружин.
В третьей, главной, части своего сказания автор использует для устрашения своевольных древлян, поднявших руку на «кагана Руси», языческую погребальную символику: приплывшие послы зарыты в ладье на глазах насмехающейся над ними Ольги. Второе знатное посольство сожжено.
Для заключительной части погребального обряда – насыпки кургана – княгиня Ольга едет сама в Древлянскую землю.
Княгиня едет к древлянам «да поплачюся над гробъмь его (Игоря)». Там Ольга «повеле съесути (насыпать) могилу велику и яко съсъпоша – повело тризну творить». Тризна – это воинские игры, состязания в честь умершего полководца. После тризны начался поминальный пир, завершившийся, «яко упишася древляне», тем, что киевские дружинники изрубили пьяных древлян «и исекоша их 5000».
Трудно ручаться за достоверность всех деталей, занесенных в летопись, но совершенно неправдоподобно выглядит неведение древлян о том, что происходило в Киеве. Древлянская земля очень близко подходила с запада к Киеву (1-2 дня пути), и всенародное сожжение посольства в центре столицы никак не могло остаться тайным.
Заключительный эпизод «Сказания о мести» связан с реальной осадой древлянского города Искоростеня (современный Коростень) Ольгой. Целый год киевские войска осаждали город, под которым был убит Игорь, но искоростенцы не сдавались, опасаясь мести. Ольга и здесь поступила, с точки зрения средневекового поэта, мудро – она заявила горожанам: «А уже не хощю мьщати [мстить], но хощю дань имати по малу и съмиривъшися с вами, пойду опять [назад, вспять]». В замысле малой дани снова сказалось возводимое в степень мудрости коварство киевской княгини: «Аз бо не хощю тяжькы дани возложити, якоже мужь мой, но сего прошто у вас мала… дадите ми от двора по три голуби, да по три воробие».
Искоростенцы обрадовались небывалой и действительно легчайшей дани. Ольга же, получив птиц, приказала привязать кусочки серы к каждой птице и вечером, в сумерки, сера была подожжена и голуби и воробьи отпущены в свои гнезда в голубятни и под застрехи.
Город запылал. Горели клети, башни, спальные помещения «и не бо двора, идеже не горяше…». Люди побежали из города и были или избиты, или обращены в рабство. Два умерщвленных посольства древлянской знати, 5 тысяч древлян, убитых у кургана Игоря, и сожженный дотла мятежный город – таков итог борьбы древлян с Киевом.
В лице Ольги заканчивается тяжелое зачатие государственности
· завоевание Руси варягами, начинаются времена народной независимости.
После смерти мужа Ольга унаследовала не государство. А захваченную варварами полудикую страну, где оседлый быт еще полон брожения и земледелие боролось со звероловством и кочевым скотоводством.
До Ольги варяжская государственность исчерпывалась двумя действиями: грабежем вне страны и грабежом внутри страны. Последствием такой системы явился древлянский мятеж и первое в нашей стране цареубийство. Ольга унаследовала крайне трудное положение дел: первый серьезный бунт, грозивший полним развалом еще не сросшемуся из племен государству. Осложнялся бунт тем, что он вспыхнул среди литовского или полу литовского населения.
Успех мятежа явился бы роковым соблазном для других недавно покоренных племен. Всем известно, с какой хитростью, и если верить легенде – даже жестокостью, Ольга подавила древлянский мятеж, тем она восстановила единодержавие, усмирила страсти и спасла от смерти погибавшее молодое государство.
Нас еще смущает ее слишком лютая месть. Но она тогда еще была язычной и исполняла религиозный тогдашний долг. Соловьев говорит, оправдывая Ольгу, что «обычай мести был охранительным обычаем, заменявшим правосудие, и тот, кто свято исполняет обязанности мести, является необходимым героем правды» и что «обязанность мести за род человеческий была тогда обязанностью религиозною, обязанностью благочестия». Месть считалась благородной, т.к. защищая нарушенные права убитого, мститель подвергает смертельной опасности собственную жизнь. Месть Ольги нельзя рассматривать как личную месть
· это укрощение государственного мятежа. Погасив мятеж, Ольга начала борьбу с причиной вызвавшей мятеж, в вопиющими недостатками тогдашней государственности.

2. Государственная деятельность

В связи с борьбой Ольги с древлянами стоит ее государственная деятельность.
С целью упорядочения сбора дани, которое дало бы возможность, не уменьшая княжеских доходов, предупредить и разорение «людей», платящих дань, и их борьбу с князем, Ольга и проводит свою административно-финансовую реформу. Прежде всего она коснулась Деревской земли: «И иде Вольга по Деревьстей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки; и суть становища ее и ловища».
Вполне понятно, почему Ольга начинает свою кипучую деятельность, направленную к упорядочению сбора дани и к укреплению княжеской власти с земли древлян. Но какой характер носила эта деятельность?
Вместо дани, взимаемой неопределенное количество раз и в неопределенных размерах, Ольга устанавливает определенный размер дани, «уроки», и именно «уставляет», т.е. вводит определенный порядок сбора дани, зафиксированный и твердо проводимый княжеской властью, вернее, княжими «мужами», специально на то уполномоченными, которые в следующем, XI, веке выступают в источниках под названием данщиков. Теперь князья
· не «восхищая, и грабяху», а «имают» дань, причем население знает
· когда, сколько и чего потребуют от него «мужи», от этого княжая «скотница», надо полагать, не только нe оскудевает, но, наоборот, обогащается, да и сами «сельские людьи»
· данники выигрывают, ибо князь, («уставив» дани и «уроки», дает им возможность как-то ориентироваться в требованиях с его стороны, что при системе, которой придерживался Игорь в «Деревах», вернее, при бессистемности, сделать было невозможно.
Реформа Ольги коснулась не только Древлянской земли, но была проведена по всей территории древней Руси. Вернувшись в Киев из своего похода с военными и административно-финансовыми целями и «Дерева», Ольга остается там недолго и, «пребывши лето едино», отправляется, с целью распространения своей княжеской администрации и новых форм организации взимания поборов с населения, на север и северо-запад.
В 947 г. «Иде Вольга Новугороду, и устави по Мьсте погосты и дани и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по всей земли, знаменья и места и погосты, и сани стоять в Плескове и до сего дне, и по Днепру перевесища и по Десне, и есть село ее Ольжичи и доселе. И изрядивши, възратися к сыну своему Киеву…». Древнее «Проложное житие» Ольги указывает, что она «оби-ходяще всю Руськую землю, дани и уроки льгкы уставляющи». Таким образом, реформа Ольги распространись на всю территорию Киевского государства, охватив Приднепровье, Подесенье и Новгородскую область.
«Уставляя» землю, Ольга вводила погосты. Погосты из селищ и мест для торговли, «гостьбы», превращаются в административные центры, центры княжеского финансового управления. Именно погосты Ольга делает ячейками своего княжеского управления. Это были места, объединяющие население целого района, где оно торговало и общалось друг с другом. Здесь и следовало основывать, княжеские опорные пункты, дабы использовать исторически сложившиеся условия, в результате которых погост явился объединяющим центром всех тянувших к нему поселений данников, где сходились нити экономических связей, соединяющих отдельные пункты данного района.
Будучи первоначально, по самому смыслу слова, центрами торговли и обмена («гость»
· купец), собирая и организуя вокруг себя население, Ольгины погосты, сделавшись финансово-административными и судебными центрами, стали важнейшей ячейкой этнической и культурной консолидации русского народа. Позже, когда Ольга стала христианкой, по погостам стали воздвигать первые храмы; со времени крещения Руси при ее внуке Владимире погост и храм (приход) стали неразрывными понятиями. Лишь впоследствии от существовавших возле храмов кладбищ развилось словоупотребление «погост» в смысле «кладбище».
В погостах постоянно проживали княжеские «мужи», систематически собиравшие дань, «творившие» именем князя, на основе обычного права, «закона русского», суд и расправу и взимавшие судебные пошлины.
Одновременно Ольга расширяет и укрепляет свою княжескую земельную собственность.
Всюду, по Деревской земле, по Днепру и Десне, Мете и Луге
· ее «ловища» и «перевесища», всюду
· ee «знаменья», которыми она отмечала свою собственность на земли и угодья, всюду
· княжеские «становища» и «места», где сосредоточивается ее княжеская администрация, слуги и челядь, куда свозят все, добываемое на нивах и в уходах. Эти «места» и «становища», являясь центрами возникающего княжеского домена, его угодьями, в то же самое время выступают в качестве административных центров. Пока в «местах» и «становищах» живут княжие люди, и они выступают одновременно и как княжеская государственная и как княжеская вотчинная администрация. Появляются и княжие села, как Ольжичи. И их было, по-видимому, не так уж мало.
В тех местах, где княгиня освоила землю, как вообще осваивали в те времена, т.е. там, где она развернула свое хозяйство, там дань перерастает в ренту, и это явление, все расширяясь, становится обычным явлением впоследствии и вместе с развитием феодализма вширь и вглубь распространяется на все новые и новые районы Руси.
Много трудов приложила княгиня для усиления оборонной мощи страны. Города застраивались и укреплялись. Вышгороды (или Детинцы, Кромы) обрастали каменными и дубовыми стенами (забралами), ощетинивались валами, частоколами. Сама княгиня, зная, сколь враждебно относились многие к идее укрепления княжеской власти и объединения Руси, жила постоянно «на горе», над Днепром, за надежными забралами киевского Вышгорода (Верхнего города), окруженная верной дружиной. Две трети собранной дани, по свидетельству летописи, она отдавала в распоряжение киевского веча, третья часть шла «к Ользе, на Вышгород»
· на нужды ратного строения.
Ко времени Ольги историки относят установление первых государственных границ России
· на западе, с Польшей. Богатырские заставы на юге сторожили мирные нивы киевлян от народов Дикого Поля. Чужеземцы спешили в Гардарику («страну городов»), как называли они Русь, с товарами и рукоделиями. Шведы, датчане, немцы охотно вступали наемниками в русское войско. Ширятся зарубежные торговые связи Киева. Это способствует развитию каменного строительства в городе, начало которому положила княгиня Ольга. Первыми каменными зданиями Киева были городской дворец и загородный терем Ольги
· в нашем веке фундаменты их были раскопаны археологами.