Возмещение и компенсация морального вреда

Содержание

Введение 3

Глава 1. Общая характеристика института возмещения и компенсации морального вреда 6
Возникновение и развитие института возмещения и компенсации морального вреда 6
Понятие морального вреда 15
Основания, порядок и способы компенсации морального вреда 27

Глава 2. Актуальные проблемы возмещения и компенсации морального вреда 37
Определение размера компенсации морального вреда 37
Порядок возмещения морального вреда юридическому лицу 51
Переход и зачет права на компенсацию 57

Заключение 63
Библиография 67

Введение

Круг социальных связей современного человека очень широк, велика его зависимость от государства и общества, высока вероятность претерпевания человеком многочисленных огорчений на своем жизненном пути. Незаконное увольнение работника, осмелившегося не согласиться с руководителем по какому-либо вопросу; наглая выходка хулиганов, испортившая семье воскресный отдых; сгоревшая квартира в результате неисправности недавно купленного телевизора; несостоявшаяся туристическая поездка, из-за отказа чиновника в выдаче заграничного паспорта; инвалидность, наступившая в результате неудачно проведенной операции – эти и многие другие нарушения прав человека, к несчастью, могут коснуться каждого и причинить немалые страдания.
Российская Федерация объявила себя в ст.1 Конституции РФ правовым государством. Общепризнанно, что для такого государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, и в их числе Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, предусматривает необходимость обеспечения основных прав человека. Глава 2 Конституции РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещения причиненного вреда.
Одним из видов вреда, который может быть причинен, является так называемый “моральный вред”.
Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом жарких дискуссий. Основным центром тяжести этих споров был вопрос о допустимости компенсации морального вреда в денежной форме, о невозможности или трудности объективной оценки размера компенсации, о применении норм, регулирующих компенсацию морального вреда, о применении категории морального вреда к юридическим лицам и др.
Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред возмещению вообще не подлежит, в связи с чем гражданское законодательство Российской Федерации не содержало до 1990 года ни самого понятия “вреда”, ни естественно, возможности его компенсации. Судебная практика, в соответствии с господствующей доктриной, была стабильной: суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о компенсации морального вреда в денежной форме. Само существование доктрины заключалось в том, что принцип компенсации морального вреда признавался классово чуждым социалистическому правосознанию и основывалось, в частности, на утверждении о невозможности измерять достоинство советского человека в презренном металле. Хотя подобных предложений никто и не делал, поскольку идея сторонников компенсации морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязанности правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т.е. деньги рассматривались не в качестве эквивалента перенесенных страданий, а в качестве источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект травм, причиненных психике человека в результате нарушения его прав.
Однако, постепенно и в общественном сознании, и в подходе законодателя произошел перелом. В начале в специальных нормативных актах, рассчитанных на отдельные случаи, а затем в актах общего кодифицированного характера категории морального вреда была узаконена.
Целью представленной дипломной работы является исследование проблемы возмещения морального вреда.
Исходя из цели работы, в ней будут решены следующие задачи:
определено понятие морального вреда;
рассмотрено право на компенсацию морального вреда;
исследована проблема установления размера компенсации данного виды ущерба.
Но на сегодняшний день можно отметить наработанные законодательством и судебной практикой как положительные моменты, так и проблемы в области компенсации морального вреда.
Так, например, в связи с отсутствием единого подхода в судебной практике к определению размера компенсации морального вреда, может возникнуть сомнение в том, является ли решение суда в этой части актом применения равной меры к разным людям, существует ли такая мера объективно, возможна ли проверка законности и обоснованности судебного решения в отношении правильности размера компенсации морального вреда.
Кроме этой проблемы существуют вопросы о применении института компенсации морального вреда к юридически лицам, о компенсации именно в денежном выражении, о том, что вообще содержит в себе понятие “моральный вред” и др.
Глава 1. Общая характеристика института возмещения и компенсации морального вреда
Возникновение и развитие института возмещения и компенсации морального вреда

Впервые возможность возмещения морального вреда была установлена законом СССР от 12 июня 1990 г. “О печати и других средствах массовой информации”, введенным в действие 1 августа 1990 г., хотя содержание понятия морального вреда в этом акте не было раскрыто. Ст.39 этого закона предусматривала, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации несоответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме, в размере, определяемым судом.
Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г. (далее -Основы), где моральный вред был определен, как “физические или нравственные страдания”. Российские законодатели пошли по пути внесения норм о компенсации морального вреда в отдельные законодательные акты. Это Закон “Об окружающей природной среде” от 19 декабря 1991 г. (сегодня в редакции законов от 21 февраля 1992 г. N 2397-1, от 2 июня 1993 г. N 5076-1), Закон “О средствах массовой информации” от 27 декабря 1991 г. (в ред. Федеральных законов от 13 января 1995 г. N 6-ФЗ, от 6 июня 1995 г. N 87-ФЗ, от 19 июля 1995 г. N 114-ФЗ, от 27 декабря 1995 г. N 211-ФЗ), Закон “О защите прав потребителей” от 7 февраля 1992 г. (в ред. Федерального закона от 9 января 1996 г. N 2-ФЗ), Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, от 24 декабря 1992 г. в ред. Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 180-ФЗ), Закон “О статусе военнослужащих от 22 января 1993 г. (в ред. Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 197-ФЗ).
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10, рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: дал развернутое определение морального вреда, устранил неясности в вопросе о конкуренции нормативных актов при применении законодательства о компенсации морального вреда/ Однако, по поводу определения размера компенсации морального вреда, это постановление существенных для практического применения указании не содержит. Кроме того, его появление в Уголовном законодательстве, в связи с введением в качестве значительного квалифицирующего признака причинение морального вреда в ст. 128 УК РСФСР в декабре 1994 г. “Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну”. В ст.61 нового Уголовного Кодекса от 13 июня 1996 г. в качестве одного из смягчающих вину обстоятельств предусмотрено добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления.
С 1 марта 1996 г. введен в действие новый Семейный Кодекс РФ, где в п.4 ст. 30 предусмотрено право добросовестного супруг требовать моральной компенсации в случае признания брака недействительным.
Но на сегодняшний день можно отметить наработанные законодательством и судебной практикой как положительные моменты, так и проблемы в области компенсации морального вреда.
Так, например, в связи с отсутствием единого подхода в судебной практике к определению размера компенсации морального вреда, может возникнуть сомнение в том, является ли решение суда в этой части актом применения равной меры к разным людям, существует ли такая мера объективно, возможна ли проверка законности и обоснованности судебного решения в отношении правильности размера компенсации морального вреда.
Кроме этой проблемы существуют вопросы о применении института компенсации морального вреда к юридически лицам, о компенсации именно в денежном выражении, о том, что вообще содержит в себе понятие “моральный вред” и др.
В отличие от России, где институт компенсации морального вреда пребывает пока еще в «детском» возрасте, в зарубежных государствах накоплена богатая практика применения аналогичных правовых институтов. В наибольшей степени это относится к англосаксонской (прецедентной) системе права, применяемой в Англии, США и ряде других государств (в основном
· бывших английских колониях). Поскольку Англия являлась крупнейшей колониальной державой, принципы англосаксонской правовой системы господствуют во многих государствах. Понятие «моральный вред» в российском законодательстве соответствует аналогичным правовым институтам в иностранном законодательстве, однако подобная терминология нигде более не применяется. Как упоминалось выше, употребление слова «моральный» в обозначении рассматриваемого правового института достаточно одиозно и с позиций российского гражданского законодательства. Вместе с тем вопрос, касающийся терминологии, нельзя считать окончательно устоявшимся, чему в немалой степени способствует казуистичность прецедентного права. Поэтому далее в этой главе вместо термина «моральный вред» мы будем использовать термин «психический вред» как наиболее распространенный в Англии и США и соответствующий моральному вреду в российском законодательстве.
Вариации определений психического вреда в праве Англии и США многочисленны
· «psychological injury» (психический вред), «psychiatric injury» (психиатрический вред), «nervous shock» (нервный шок, нервное потрясение), «ordinary shock» (обыкновенный шок, обыкновенное потрясение). Это обилие применяемой терминологии отражает не только и не столько различные доктринальные подходы к институту компенсации психического вреда, но прежде всего иное, по сравнению с российским законодательством, правовое регулирование обязательств из причинения вреда. Для российского законодательства характерен разный подход в регулировании возмещения убытков, причиненных ответчиком ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору, и внедоговорных (деликтных) обязательств, вытекающих из причинения вреда неправомерным действием, но в рамках обязательств из причинения вреда их правовое регулирование является единым и не зависит от вида вины правонарушителя. Англосаксонское право устанавливает существенно разные основания ответственности в зависимости от причинения вреда в форме умысла или неосторожности. Дифференцируется сама правовая цель возмещения причиненного вреда
· она имеет компенсационный характер в случае причинения вреда по неосторожности и штрафной характер в случае умышленного причинения вреда. Российское же законодательство не устанавливает подобных различий в основаниях ответственности за причинение психического вреда, а штрафной характер ответственности проявляется в предписании ст. 151, 1101 ПС РФ учитывать степень вины причинителя вреда при определении размера компенсации.
Нервным шоком именуют психический вред, возникающий в связи с причинением вреда по неосторожности. Хотя подобная терминология считается устаревшей и в нее не вкладывается медицинский смысл, она создает определенные удобства с точки зрения отграничения исков, вытекающих из неосторожного и умышленного причинения вреда, а также из нарушения договора. Для признания психического вреда нервным шоком необходимо, чтобы этот вред выразился в распознаваемом, т. е. поддающемся диагностике, психическом расстройстве, а не в обыкновенном потрясении или негативных эмоциях страха, печали, горя и т. п. Иск, вытекающий из причинения нервного шока, может быть также предъявлен при наличии следующих обстоятельств: истцу были причинены телесные повреждения, или он имел разумные основания опасаться таких повреждений; истец перенес страдания оттого, что вред был причинен или были разумные основания опасаться причинения вреда другому лицу, с которым истец состоял в особо близких отношениях, и при этом истец являлся очевидцем такой ситуации в момент происшествия или сразу после него, причем восприятие происходящего должно восприниматься органами чувств истца непосредственно, т. е. без использования передающих изображение или звук устройств. Хотя само по себе происшествие должно быть в достаточной степени расстраивающим с позиций человека, обладающего обычной степенью хладнокровия, в исках из причинения шока применяется принцип, согласно которому причинитель вреда должен предполагать наступление последствий, соответствующее состоянию того конкретного потерпевшего, которого он видит или о нем знает или должен был видеть или знать при совершении неправомерного действия.
Аналог российской компенсации морального вреда в законодательстве Германии (§ 847 Германского гражданского уложения
· далее ГГУ) носит название «Schmerzensgeld», т. е. «деньги за страдания» или, более точно, «денежная компенсация за страдания», в дальнейшем в настоящей работе именуемая компенсацией за страдания.
Под нематериальным вредом в германском праве понимается умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности. Компенсация за страдания предусмотрена в § 847 ГГУ
· специальной норме, регулирующей отношения, возникающие в связи с причинением вреда. Общей нормой, регулирующей их, является § 823 ГГУ. Объектами правовой защиты путем взыскания компенсации за страдания в § 847 ГГУ названы тело, здоровье и свобода, т. е. эта норма прямо предусматривает возможность компенсации за страдания, если они являются следствием нарушения телесной неприкосновенности, причинения вреда здоровью или незаконного лишения свободы.
В абзаце 2 § 847 ГГУ упоминается также совершение насильственного внебрачного полового акта как основания для компенсации причиненных в связи с этим страданий, но, по мнению большинства германских правоведов, это основание не имеет самостоятельного значения, поскольку даже при отсутствии упоминания об изнасиловании как действии, порождающем обязанность произвести компенсацию за страдания, в таких случаях всегда имеет место нарушение телесной неприкосновенности, а также, в зависимости от конкретной ситуации, могут быть причинены телесные повреждения или иной вред здоровью, что само по себе является основанием возникновения права на компенсацию в соответствии с абзацем 1 § 847 ГГУ. Применение § 847 ГГУ для взыскания денежной компенсации за страдания было по тем же соображениям признано обоснованным, например, в случае, когда нематериальный вред был причинен в результате неудачной, по вине врача, стерилизации женщины, следствием чего стало незапланированное рождение ребенка.
Нарушение телесной неприкосновенности охватывает собой не только причинение вреда целостности тела, но и любое иное вмешательство в телесную неприкосновенность (например, сбривание волос с головы или тела). Под причинением вреда здоровью понимается нарушение физических и психических жизненных процессов в человеческом организме. Косвенным доказательством причинения вреда здоровью является, как правило, необходимость соответствующего лечения. В соответствии с установившимся принципом разрешения споров из причинения вреда «minima non curat praetor» (судья не заботится о мелочах) судебная практика делает изъятие в отношении ответственности за причинение незначительного телесного вреда и отказывает в таких случаях в компенсации за страдания, предполагая их совершенно незначительными при отсутствии особых обстоятельств. Между тем, ввиду отсутствия критерия «незначительности» вреда, это приводит к трудностям при решении вопроса об отграничении незначительного вреда от значительного (например, влечет ли нанесение нескольких пощечин недисциплинированному ученику возникновение у последнего права на компенсацию за страдания).
Под лишением свободы понимается ограничение физической свободы, заключение в тюрьму или надевание наручников. Но и здесь также действует принцип, согласно которому незначительные ограничения свободы не порождают право на компенсацию за причиненный вред (например, содержание под стражей в течение нескольких минут).
В Германском гражданском уложении в § 823 и § 847 не указаны конкретно иные права и блага, нарушение которых порождает право на компенсацию за страдания, однако судебная практика, путем толкования ст. 1,2 Конституции ФРГ, признала наличие иных правовых благ, за нарушение которых предоставляется правовая защита путем компенсации за страдания. Абзац 1 ст. 2 Конституции ФРГ устанавливает: «Каждый имеет право на свободное развитие своей личности, поскольку он не нарушает прав других и не идет против конституционного порядка или нравственного закона». Отсюда судебная практика делает вывод о наличии так называемого «всеобщего права личности», которое, как заметил Шапп Я., «охватывает сферу личного самосовершенствования и самовыражения, нуждающуюся в правовой защите от вмешательства извне». Всеобщее право личности наполняется конкретным содержанием в многочисленных видах неправомерных деяний, которые судебная практика находит возможным отнести к нарушениям всеобщего права личности, опираясь при этом на содержание § 823 ГГУ:
1) Кто противоправно, умышленно или неосторожно посягает на чью-либо жизнь, телесную неприкосновенность, здоровье, свободу, право собственности или какое-либо иное право другого лица, тот обязан возместить причиненный этим вред.
2) Равную обязанность несет и тот, кто нарушил закон, направленный на защиту других лиц. Если по содержанию такого закона возможно его невиновное нарушение, то обязанность возмещения причиненного вреда возлагается только при наличии вины».
Поскольку перечень правовых благ в этой норме оставлен открытым, в судебной практике уже определены и продолжают определяться типы нарушений всеобщего права личности, которые порождают право на компенсацию страданий. К их числу следует отнести: нарушение тайны переписки и записей конфиденциального характера (например, дневников); вмешательство в частную жизнь лица путем несанкционированной фотосъемки; разглашение сведений о частной жизни лица; использование имени лица в рекламных целях без его разрешения. Причиненные подобными действиями страдания могут порождать право требования денежной компенсации. Такая судебная практика была разработана и закреплена путем принятия многочисленных решений.

Понятие морального вреда

Развернутое на сегодняшний день определение морального вреда содержится в уже отмеченном выше Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”. Под моральным вредом понимается “нравственные- или физические страдания причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право на авторство и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране на результат интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, связанных с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной или врачебной тайны, распространением сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.”
Из приведенного выше определения морального вреда можно выделить три составные части:

· собственный моральный вред как результат посягательства на устои человека, определяемые нормами морали, воздействие на сферу нравственных установок индивида таких, как честь, достоинство, доброе имя человека;

· вред, причиненный психической сфере человека, состоящий в душевных переживаниях и страданиях, когда нарушается нормальное психическое состояние человека, когда возникает комплекс нарушений всех функций организма, включая психические страхи, беспокойство, т.е. на лицо ущерб личности;

· вред, причиненный телесной структуре человека и выражающийся в физических страданиях.
Наименование статьи 150 ГК РФ «Нематериальные блага» уже ее содержания, поскольку в тексте речь идет как о нематериальных благах (их граждане приобретают в силу рождения), так и о неимущественных правах (их граждане и юридические лица приобретают в силу закона).
Приведенный в п. 1 ст. 150 ГК РФ перечень носит примерный характер, в связи с чем определены основные признаки таких благ (прав): во-первых, они лишены материального (имущественного) содержания, их нельзя оценить в денежном выражении и, во-вторых, они неразрывно связаны с личностью их носителя, что означает невозможность их отчуждения или иной передачи другим лицам ни по каким основаниям. Некоторыми особенностями в силу закона обладают лишь отдельные принадлежащие юридическим лицам исключительные права, как, например, право на фирму и на товарный знак, знак обслуживания и др. В определенных случаях они могут быть отчуждены (например, ст. 559, 1027 ГК).
Для характеристики нематериальных благ (прав) названные признаки могут использоваться лишь в их совокупности, поскольку такой признак, как неотчуждаемость, присущ и некоторым имущественным правам, например требованиям о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и др.
Возможность осуществления и защиты личных нематериальных благ (неимущественных прав) умершего другими лицами, в том числе и наследниками, не колеблют принципа их неотчуждаемости. Осуществляя или защищая неимущественные права, принадлежавшие человеку при жизни, третьи лица действуют либо в интересах его памяти (например, защита права на неприкосновенность произведения, защита авторского права и т.п.), либо в собственных интересах (например, защищая честь и достоинство умершего отца, сын действует в своем интересе). В абз. 2 п. 1 ст. 152 ГК специально предусмотрено, что право на защиту чести и достоинства гражданина после его смерти имеют заинтересованные лица, именно они могут обращаться с соответствующими требованиями в суд.
Из п. 2 статьи 150 следует, что гражданско-правовая защита нематериальных благ (неимущественных прав) возможна в двух случаях. Во-первых, когда существо нарушенного права (блага) и характер последствий этого нарушения допускает возможность использования общих способов гражданско – правовой защиты (см. коммент. к ст. 12 ГК) и, во-вторых, тогда, когда для защиты этих прав в ГК или иных законах предусмотрены специальные способы.